Сайт клинического психолога Артема Валерьевича Тараянца

Новые отзывы

  • У вас очень крутой метод, и вы, пожалуй, один из немногих экспертов, кто дал ...

    Подробнее...

     
  • Прохождение курса "Психокоррекция с применением гипносуггестивных техник" сыграло ...

    Подробнее...

     
  • Хочу выразить огромное спасибо Артему, за предоставленные знания!В процессе ...

    Подробнее...

Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Сущность феномена созависимости в семьях больных хроническим алкоголизмом.

Что же, собственно говоря, представляет собой феномен созависимости? Почему он возникает и почему людям, страдающим этой проблемой так трудно преодолеть её?

Одной из корневых проблем отношений больного хроническим алкоголизмом и его родственников, является - так называемый, треугольник Карпмана (рис. 1).

рис. 1

Это ригидная система отношений, некая психологическая игра, в основе которой поочередная смена ролей участниками, при этом, количество ролей ограничено, их всего триспасатель, преследователь, жертва. Как правило, участники не могут занимать одинаковые позиции в этом треугольнике одновременно, поскольку в этом случае в их взаимоотношениях теряется конфликт, и рушится вся структура. А как мы выяснили ранее, в дисфункциональных семьях конфликт лежит в основе структуры взаимоотношений членов семьи.

Чтобы показать наглядно причины возникновения такого явления, как треугольник Карпмана, в семьях больных хроническим алкоголизмом, обратимся к отечественной литературе.

В пьесе Александра Галича «Московская тишина» замечательно и подробно описан быт дисфункциональной семьи из двух человек. И подробно описаны отношения, страдающего хроническим алкоголизмом отца и его сына. Хорошо показан процесс навязывания ребенку роли героя-спасителя семьи, и стремление ребенка соответствовать этой роли, которое сохраняется даже в условиях продолжительного раздельного проживания отца и сына. И даже после гибели отца от рук фашистов, умирая от полученного в бою ранения, молодой человек мысленно просит прощения у своего отца за то, что не смог исполнить навязанную ему роль. Так же в этой пьесе подробно описано несколько острых конфликтов, между страдающим хроническим алкоголизмом отцом и его созависимым сыном. Чтобы лучше понять сущность созависимости, рассмотрим подробно один отрывок из пьесы.

Шварц – отец.

Додик – сын.

………………………………………………………………….

Внезапно с грохотом открывается дверь. На пороге появляется

маленькая, нелепая, растерзанная фигура Шварца.

Шварц (еле ворочает языком). Додик!

Давид (не двигаясь). Явился!

Шварц. Почему здесь так темно, а?

Давид. Я лампу зажгу.

Шварц. Ой, не надо!.. Я лягу спать… Я сейчас лягу спать… Ты

раздеться мне помоги…

Давид. Еще чего!

Шварц (пытаясь быть строгим). Давид!

Давид. Что?.. Испугал один такой! Проспишься, все равно ни черта

помнить не будешь!..

Шварц. Раздеться мне помоги…

Давид. Сам разденешься.

Шварц. Ботинки… Ботинки с меня сними… Додик…

Давид. Я свет зажгу.

Шварц. Не надо.

Давид. А я говорю – надо! (Подходит к столу. Возится с настольной

лампой.)

Шварц уселся на пол.

Шварц. Ботинки с меня сними…

Давид. Успеется… (Зажег наконец лампу. Поставил ее на пол рядом со

Шварцем.)

Шварц (испуганно). Ты что это, а?.. Ты чего? Ты спалить меня

хочешь?..

Давид. Нужен ты мне!

Шварц (его совсем развезло). Ты погоди… А ты – кто?.. Я извиняюсь, а

вы кто?.. Вы по какому праву?..

Давид. Да помолчи ты, честное слово.

Шварц неожиданно привстал на колени и заплакал.

Шварц. Ваше благородие, не погубите! Не для себя… Клянусь вам, не

для себя!.. Не погубите, ваше благородие!

Давид подошел к бочке у двери. Зачерпнул ковшом воды, выплеснул на

Шварца. Шварц ткнулся ничком в пол, забормотал что-то невнятное.

Молчание.

Давид. Ну?

Шварц (почти трезво). Додик, помоги мне раздеться.

Давид поднял Шварца, усадил в кресло. Перенес лампу на стол.

Шварц. А что с лицом у тебя? Почему губа распухла?

Давид. Ты не помнишь?

Шварц. Нет… Это – я?

Давид. Ты!

Шварц (вскрикнул). Нет!

Давид. Да.

Шварц (горестно). Додик, милый!.. Ну, ударь теперь ты меня!.. Ну,

хочешь – ударь теперь ты меня!

Давид. Папа!

Шварц порывисто обнял Давида, зашептал.

Шварц. Ничего, Додик! Ничего, мальчик! Ты не сердись на меня…

Ничего… Мы с тобой вдвоем… Только мы вдвоем… Больше нет у нас

никого! Я ведь знаю – и что жуликом меня называют, и мучителем,

и…

А-а, да пусть их! Верно? Пусть! Я же целый день как белка в колесе

верчусь на своем товарном складе – вешаю гвозди и отпускаю гвозди,

принимаю мыло и отпускаю мыло, и выписываю накладные, и ругаюсь

с поставщиками… Но в голове у меня не мыло, и не гвозди, и не

поставщики! Я выписываю накладные и думаю… Знаешь, о чем?

(Взмахнул руками.) Большой, большой зал… Горит свет, и сидят

всякие красивые женщины и мужчины, и смотрят на сцену… И вот

объявляют – Давид Шварц – и ты выходишь и начинаешь играть! Ты

играешь им мазурку Венявского, и еще, и еще, и еще… И они все

хлопают и кричат: браво, Давид Шварц, – и посылают тебе цветы и

просят, чтобы ты играл снова, опять и опять! И вот тогда ты

вспомнишь про меня! Тогда ты непременно вспомнишь про меня! И ты

скажешь этим людям – это мой папа сделал из меня то, что я есть!

Мой папа из маленького города Тульчина! Он был пьяница и жулик, мой

папа, но он хотел, чтобы кровь его, чтобы сын его – узнал, с чем

кушают счастье! Сегодня они устроили ревизию! Ха, чудаки!.. Нате –

ищите!..

Загудел поезд.

А тебя я сделаю человеком… Понял? Чего бы это ни стоило, но я тебя

заставлю быть человеком!..

Гудит поезд.

Вот этого я слышать не могу – поезда, поезда…

Уезжают, приезжают…

Не могу этого слышать!

Гудит поезд.

Да что он, взбесился, что ли? (Шварц встает. В руках у него

керосиновая лампа. Он стоит на середине комнаты, маленький,

страшный, взъерошенный, покачиваясь и угрожающе глядя в окно).

Гудит поезд.

Давид. Папа!

Гудит поезд.

Шварц (в окно, смешным, тонким голосом). Замолчи!.. Замолчи!..

Немедленно замолчи!..

Занавес.

Давайте рассмотрим приведенный отрывок через психо-эмоциональную призму сына Давида и попробуем представить, какие чувства ему довелось пережить за пять минут общения с пьяным отцом. Для наглядности и удобства преставления, можно просмотреть соответствующий отрывок в экранизации пьесы «Матросская тишина», кинофильм называется «Папа», гениальная игра актеров позволит сэкономить силы воображения.

Страх, злость, отвращение, унижение, злость, страх, злость, милосердие, забота, отвращение, злость, жалость, милосердие, любовь,страх, унижение, жалость, страх, жалость.

Таким образом, в приведенном отрывке мы можем наглядно увидеть причины формирования, так называемого, треугольника Карпмана, и увидеть, почему пациенту так сложно отказаться от этой структуры, что позволит нам далее сформулировать ряд психотерапевтических целей в работе с людьми, страдающими подобной проблемой.

И. П. Павлов в рамках своего физиологического учения определял невроз как хроническое длительное нарушение высшей нервной деятельности (ВНД), вызванное перенапряжением нервных процессов в коре больших полушарий действием неадекватных по силе и длительности внешних раздражителей.

В психоаналитической теории, причиной невроза является наличие двух противоречивых мотивов в системе доминирующих потребностей.

В данном случае, мы видим, что исходя из любой из упомянутых теорий, ситуация максимально благоприятная для развития невроза.

Противоречивость чувств, экспрессию которых приходится проживать родственникам больных хроническим алкоголизмом, в моменты неизбежных острых конфликтов с больными, говорит о противоречивости личностных мотивов, актуализирующихся практически одновременно в их психической деятельности. Самые очевидные мотивы, к примеру, потребность в защите собственной жизни, потребность любить и быть любимым значимым объектом (мать, отец, муж, жена и т.д.) и др.

Неадекватное поведение больного в пьяном состоянии, рождает необходимость для быстрой смены состояний родственником, которая неизбежно наступает в результате стремления родственника оценить происходящее и характер перемен. Кроме того, в ситуации острого конфликта возрастает интенсивность эмоциональной экспрессии.

Все это приводит к перегрузке таких свойств нервной системы, как возбудимость, торможение, и подвижность нервных процессов.

Но, поскольку в стрессовой ситуации организм стремится адаптироваться к новым условиям, происходит процесс формирования психической защиты.

И, так называемый, треугольник Карпмана не является единственной возможной психической защитой в этом случае, но именно его чаще всего можно встретить в дисфункциональных семьях в системе отношений больного хроническим алкоголизмом и его родственниками.

Треугольник Карпмана – это явление, при котором при перемене ролей, в восприятии человека происходит некая разорванность. Нет ощущения перехода из одного состояния в другое, и нет ощущения преемственности состояний.

Кроме того, ригидность, свойственная треугольнику, как системе, не дает возможности развиться эмоциональной экспрессии до опасного момента. Чувства к больному становятся менее осознанными, человек не включен в проживание этих чувств.

Все это защищает родственника больного хроническим алкоголизмом на долгое время. И поскольку в большинстве случаев, данная психическая защита представляется психике эффективной, то есть, позволяет жить в существующих условиях без невротических расстройств и других расстройств психики, мы не видим большинства созависимых у себя на приеме, или на приеме у врачей - психиатров.

Но, для родственника больного хроническим алкоголизмом пьяное поведение больного является сильным стрессором, который все время присутствует рядом, и может актуализироваться в любой момент.

Кроме того, в процессе развития у больного хронического алкоголизма, либо в результате каких-то других жизненных обстоятельств уровень стресса в семье растет.

Это дополняет картину всеми возможными вариантами психогенных постстрессовых психических расстройств у родственников больных хроническим алкоголизмом.

И как мы знаем, при развитии постстрессовых расстройств адаптационные способности организма снижаются.

И снижается, в том числе эффективность такой защиты, как треугольник Карпмана. И в какой-то момент, понимая, что психические симптомы развиваются, понимая, что своих собственных сил защищаться уже нет, родственник больного хроническим алкоголизмом все-таки приходит за помощью к специалисту.

Но поскольку, кроме существующих у него, проверенных многолетним опытом психических защит, таких как треугольник Карпмана, у него ничего нет, терапевтическая идея отказа от игры в спасателя, жертву и преследователя, кажется ему практически невыполнимой задачей.

Гораздо более реальной ему кажется идея воздействия на стрессор. То есть на больного, с целью понизить его стрессогенность до того уровня, на котором ситуация казалась стабильной и подконтрольной.

Именно поэтому, основной запрос родственников больных алкоголизмом является манипулятивным « помогите мне что-нибудь сделать с моим больным родственником» и именно поэтому психотерапевты сталкиваются с большими трудностями, делая попытки переориентировать пациентов с подобной проблематикой на себя и свои психологические проблемы.

Добавить в закладки

Добавить сайт в закладки

Поиск

Контакты

             Форма обратной связи
             E-Mail: tarayants@mail.ru
             Тел: 8 (926) 235-21-49

 

Счетчик