Сайт клинического психолога Артема Валерьевича Тараянца

Новые отзывы

  • У вас очень крутой метод, и вы, пожалуй, один из немногих экспертов, кто дал ...

    Подробнее...

     
  • Прохождение курса "Психокоррекция с применением гипносуггестивных техник" сыграло ...

    Подробнее...

     
  • Хочу выразить огромное спасибо Артему, за предоставленные знания!В процессе ...

    Подробнее...

Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Запросы родственников больных хроническим алкоголизмом при обращении к психологу.

Как бы это странно ни выглядело, но большинство запросов родственников больных хроническим алкоголизмом, озвучиваемых на приеме у психолога, не содержат в себе мотивацию разрешения психологической проблематики, с которой они столкнулись. Запросы родственников больных хроническим алкоголизмом, сводятся к двум вариантам:

  • помогите мне воздействовать на моего родственника.
  • дайте мне сил, чтобы продолжить на него воздействовать самостоятельно.

В первом случае пациенты начинают жаловаться на своего зависимого родственника, и на любой вопрос психолога выдают рассказ о его поведении. Причиной всех своих проблем такой пациент видит своего зависимого родственника. Ему кажется, что его основная задача - как можно больше рассказать о том, каким образом зависимый доставляет ему проблемы, а задача психолога – понять и научить, как нужно схитрить, или правильно повести себя, или сказать что-либо зависимому, чтобы он выполнил волю пациента и стал контролируемым объектом. Понимание нелепости подобного запроса совершенно отсутствует у данного контингента пациентов. А в некоторых случаях, родственники больных хроническим алкоголизмом напрямую просят помощи в наказании больных за их поведение в отношении своих родственников. Выясняют возможность принудительной госпитализации в наркологическую, либо психиатрическую больницу, не с целью лечения, а с целью реализации карательных мер, обещанных в случае неповиновения.

Самое интересное, что некоторые запросы такого рода, пациенты удовлетворяют даже без целенаправленного соучастия психолога.

Пример из практики:

На приеме у медицинского психолога женщина 38 лет, с высшим психологическим образованием, жалуется на нервное состояние. Со слов, имеет расстройство сна, и сильно раздражается в последнее время на все. Но после непродолжительного рассказа о своем состоянии, на предложение психолога попробовать вместе разобраться в его причинах, реагирует длительным и содержательным рассказом о пьянстве мужа, о его нежелании видеть в этом проблему и о том, что ребенку это все сильно вредит, и он страдает от отсутствия трезвого отца.

После детального разбора ситуации и цикла образовательных лекций по теме созависимых отношений в семьях больных страдающих хроническим алкоголизмом женщина обнаруживает. Что внимание своего мужа она с момента заключения брака легко привлекала в нужный ей момент одним и тем же способом. То есть, намекая на свое негативное состояние, и предлагая мужу какой-то способ его изменить или содействовать его изменению каким-то образом.

Женщина поняла, что такой способ манипулирования окружением она взяла из своих отношений с родителями, среди которых был человек злоупотребляющий алкоголем, и что на данный момент она, не понимая того, пытается передать такой стереотип поведения своему сыну.

Этот способ всегда действовал в отношениях с мужем. Но с тех пор, как он стал систематически употреблять алкоголь, к такому способу манипулирования он стал менее чувствителен. Доведя себя до нервного истощения, женщина все время говорила мужу, что причиной её негативного состояния является его поведение, что она переживает за то, что он вскоре не сможет обеспечивать семью. После того, как она убедилась, что муж остается непреклонен, продолжая отрицать проблему с её состоянием и продолжая злоупотреблять алкоголем, женщина, сама не понимая этого, решила использовать ребенка, как средство аналогичной манипуляции. Сначала она говорила, что ребенок плохо себя чувствует из-за поведения отца, что ребенок имеет плохое настроение, потому что переживает за мать, а потом ребенок и на самом деле стал более агрессивным, более раздражительным и часто болеющим, чем обычно. И стал высказывать обвинения отцу за то, что он мучает своим поведением его и маму.

Но и это обстоятельство не повлияло существенно на поведение отца, который продолжал употреблять алкоголь и продолжал отрицать наличие проблем, утверждая, что они все надуманные, и что ребенок говорит словами матери.

Тогда этой женщине приходит в голову очередной манипулятивный маневр. Она приходит на прием к медицинскому психологу в наркологический диспансер, в надежде на то, что если психолог даст подтверждение того, что у женщины нервное расстройство, полученное в результате отказа мужа от употребления алкоголя, и что ребенок находится в опасности по вине мужа, то это повлияет на совесть мужа и он прекратит употребление алкоголя.

Все вышенаписанное женщина осознала в процессе проговора с психологом, на индивидуальном приеме, посвященном выяснению   связи полученного на образовательных лекциях материала, с фактической ситуацией в жизни пациентки. После приема она заявила, что все поняла, что очень благодарна психологу за помощь, и что в следующий раз она хочет приступить к психокоррекционным мероприятиям. Но в следующий раз она не пришла, а позвонила. Во время разговора она сказала, что проблема решена, потому что когда она пришла домой, и все рассказала мужу, а именно, рассказала о том, что если он не бросит сейчас же пить, то их ребенок вырастит алкоголиком, либо женится на алкоголичке, муж тут же согласился на кодирование. Впоследствии, информация о кодировании была подтверждена врачом наркологом.

Как мы видим из данного примера, ни высшее психологическое образование, ни формальное осознание структуры созависимых отношений в данном случае не способствовало появлению мотивации изменения существующей структуры отношений, а вместо того, все действия пациентки были направлены на реализацию изначального запроса, описанного выше.

И, к сожалению, а может и не к сожалению, такая ситуация довольно типичная. Практикующий психолог может только принять факт выбора пациента, его ответственность за свой выбор, и оставить за ним право сделать этот выбор, прекрасно понимая, что это не решает его проблему, а лишь оттягивает необходимость её решения на неопределенный срок.

Во втором случае, родственники больных страдающих хроническим алкоголизмом жалуются на симптомы постстрессовых расстройств. При этом, их мало интересует предложение психолога о выяснении причин появления этих симптомов. Они могут сами сразу заявить, что до этого их довели их больные алкоголизмом родственники. Их так же мало интересуют образовательные лекции по теме созависимости, все что их интересует, это возможность коррекции актуального состояния. Как можно более быстрое устранение симптома, а все остальное потом.

В случае запросов такого типа, вероятность возникновения мотивации на продолжительную психокоррекционную работу больше, чем в первом случае. Получая ресурсное состояние в работе психологом, избавляясь от мучительных симптомов, пациенты уже не хотят возвращения в дискомфортное состояние, это стимулирует их к дальнейшему развитию и качественному изменению своего уровня жизни.

Собственно говоря, качественное изменение уровня жизни родственника больного хроническим алкоголизмом – это основная цель психокоррекционной работы в данном случае.

Добавить в закладки

Добавить сайт в закладки

Поиск

Контакты

             Форма обратной связи
             E-Mail: tarayants@mail.ru
             Тел: 8 (926) 235-21-49

 

Счетчик