Сайт клинического психолога Артема Валерьевича Тараянца

Новые отзывы

  • У вас очень крутой метод, и вы, пожалуй, один из немногих экспертов, кто дал ...

    Подробнее...

     
  • Прохождение курса "Психокоррекция с применением гипносуггестивных техник" сыграло ...

    Подробнее...

     
  • Хочу выразить огромное спасибо Артему, за предоставленные знания!В процессе ...

    Подробнее...

Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

 

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ

РОДСТВЕННИКАМ БОЛЬНЫХ

ХРОНИЧЕСКИМ АЛКОГОЛИЗМОМ

 


 

скачать_Тараянц А.В. Психологическая помощь при хроническом алкоголизме и созависимости.pdf 

 


Содержание:

  • Понятие созависимости.
  • Дисфункциональная семья.
  • Дети в семьях больных хроническим алкоголизмом.
  • Сущность феномена созависимости в семьях больных хроническим алкоголизмом.
  • Границы личности созависимых в семьях больных хроническим алкоголизмом.
  • Запросы родственников больных хроническим алкоголизмом при обращении к психологу.
  • Модели психологической помощи родственникам больных хроническим алкоголизмом.
  • Модель индивидуального консультирования родственников больных хроническим алкоголизмом.
  • Личность психолога.
  • Примеры актуальных для работы техник.

Понятие созависимости.

До сих пор не существует общепринятого определения понятию созависимость, существует два основных понимания этого термина.

Одно из них принято считать медицинским, другое немедицинским.

Медицинским считается понимание созависимости, как первичного заболевания, развивающегося у родственников больных химической зависимостью, в основе своей имеющего патологическое стремление контролировать поведение другого человека.

Немедицинским считается понимание созависимости, как поведенческого синдрома, который развивается по причине наличия у созависимого, так называемых, травм развития, которые приводят к общему недоразвитию личности, и формированию симптомов (низкая самооценка, низкая ассертивность, отсутствие понимания собственных психологических границ и т.д.), которые являются содержанием, собственно говоря, синдрома созависимости.

Существует так же определение приведенное психиатром-наркологом Валентиной Дмитриевной Москаленко, которая является автором серии книг по проблеме созависимости.

"Созависимый человек — это тот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека, и совершенно не заботится об удовлетворении своих собственных жизненно важных потребностей".

Созависимыми являются:

Существует так же критика всех приведенных точек зрения. Например, непонятно, почему медицинская точка зрения называется медицинской. Ведь в МКБ-10 нет такого заболевания, как созависимость. Соответственно спор о первичности и вторичности природы несуществующего заболевания не является разумным.

Если принять, так называемую, немедицинскую точку зрения, то получается, что созависимыми являются 98% людей на земле (по мнению самих авторов, американских коллег) и непонятно, почему в названии присутствует упоминание о зависимости. Тем не менее, в западном обществе психотерапевтические программы, основанные на таком понимании созависимости, и на идее о становлении независимой личности, имеют довольно большой коммерческий успех.

Определение, приведенное Валентиной Дмитриевной Москаленко, тоже не имеет диагностическую значимость, поскольку расширенная форма «созависимый человек» взамен более похожей на диагноз формы «созависимость» скорее напоминает некий социальный ярлык и не может быть использована для определения психотерапевтической, либо психокоррекционной стратегии. Которые могут быть ориентированы, либо на определенные психологические структуры, связанные с проблемой, либо на нозологическую единицу, либо симптом, связанный с ней.

Кроме того, суть психологической проблематики родственников людей страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией, либо жертв эмоционально - репрессивного давления в семьях, настолько отличается, что, на наш взгляд, не стоит определять весь комплекс психологических проблем этих людей одним термином «созависимость».

Именно поэтому, в настоящей работе мы будем в большинстве случаев использовать более длинное по звучанию, но более конкретное по смыслу, чем созависимость, понятие - психологическая проблематика родственников больных, страдающих хроническим алкоголизмом.

Понятие пациент, используемое в изложении, равнозначно понятию клиент, и используется лишь по той причине, что автор работает в медицинском учреждении и больше к нему привык.


Дисфункциональная семья.

Что бы лучше понять суть психологической проблематики родственников больных, страдающих хроническим алкоголизмом, необходимо разобраться в том, какие порядки и нравы существуют в семьях, из которых происходят эти люди.

Наиболее подробное описание таких порядков можно встретить в работах В.Д. Москаленко.

Семьи, из которых происходят, так называемые созависимые, Валентина Дмитриевна называет дисфункциональными.

И вот какие признаки дисфункциональной семьи она приводит:

  • Отрицание проблем и поддержание иллюзий.
  • Вакуум интимности
  • Замороженность правил и ролей
  • Конфликтность во взаимоотношениях
  • Недифференцированность "я" каждого члена ("Если мама сердится, то сердятся все")
  • Границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимой стеной
  • Все скрывают секрет семьи и поддерживают фасад псевдо благополучия
  • Склонность к полярности чувств и суждений
  • Закрытость системы
  • Абсолютизирование воли, контроля.

Конечно, психолог, либо социальный работник, взаимодействующий по работе с зависимым контингентом, сразу поймет, о чем тут речь, но для специалистов, незнакомых глубоко на практике с освещаемой темой далее последуют комментарии по каждому признаку дисфункциональной семьи.

Отрицание проблем и поддержание иллюзий.

Самое ярко выраженное отрицание проблем, касается отрицания факта хронического алкоголизма кого-то из членов семьи, в качестве причины происходящего. Родственники больных хроническим алкоголизмом, порой, даже после многолетнего лечения у нарколога, утверждают, что в их семье основная проблема не алкоголизм, а слабовольный характер, или плохое воспитание родителей, или что-то еще. Но отрицание проблем распространяется не только на алкоголизм, ведь существуют дисфункциональные семьи, в которых нет больных хроническим алкоголизмом, а есть, к примеру, психопат, либо психотик, который держит всю семью под гнетом эмоционально-репрессивного давления. В таких семьях тоже наблюдается отрицание объективных проблем и подержание иллюзий. Каждый член семьи строит свою иллюзию «нормальности» семьи в целом, либо иллюзию своей собственной «нормальной» автономной от общих проблем семьи жизни.

Отрицание проблем делает так же невозможным решение многих простых бытовых проблем в таких семьях.

Пример из практики:

Женщина 34 лет, имела мужа, злоупотребляющего спиртными напитками, но в целом, по её словам, человека положительного. На прием к медицинскому психологу она пришла со своей семилетней дочерью. Психодиагностическое обследование показало серьезную педагогическую запущенность, поэтому психолог была вынуждена отказать подтвердить готовность ребенка к школе. Когда женщина начала слушать рекомендации психолога относительно дальнейших действий, она заявила, что неоднократно слышала все эти рекомендации от психологов в других поликлиниках, и что рассчитывала, что хотя бы в этой поликлинике ей попадется «нормальный» психолог, который поставит готовность к школе «нормальному» ребенку, который не хуже чем у других.

Вакуум интимности.

Члены дисфункциональной семьи сохраняют некий молчаливый запрет на демонстрацию или обсуждение интимных чувств, мыслей и т.д. Членам таких семей проще обсудить интимные вещи с совершенно чужими людьми, чем со своими родными. Этот запрет поддерживается стремлением наказывать жесткой эмоциональной агрессией любое проявление интимности. Интимное и сокровенное считается слабостью в таких семьях, член семьи, который позволил себе открыть себя настолько глубоко перед родными, будет обязательно высмеян, или унижен. К примеру, 13 – 14 летняя девушка подросток, которая поделится чувствами первой половой симпатии к молодому человеку со своей матерью, может быть названа последними словами, либо будет цинично высмеяна и получит ложное убеждение о том, что делиться своими чувствами запрещено или опасно.

Пример из практики:

На прием к медицинскому психологу в наркологический диспансер пришла женщина 46 лет и её 16 летняя дочь. Из рассказа матери следовало, что дочь участвует в судебном разбирательстве об изнасиловании, и что в рамках этого разбирательства ей необходимо получить справку из наркологического диспансера о том, что она не имеет наркологических заболеваний, не состоит на профилактическом учете и т.д. На вопрос о произошедшем происшествии, женщина рассказала, что один знакомый сверстник её дочери, выходец из южных республик, совершил попытку изнасилования её дочери и сейчас утверждает, что она была в нетрезвом состоянии и согласилась на половой акт добровольно. Рассказ шел в присутствии дочери, при этом, у матери была совершенно спокойная интонация, она улыбалась и создавалось впечатление, что она рассказывает историю о том, как её неуклюжая дочь в очередной раз вляпалась в нелепое приключение.

Состояние молодой девушки было противоречивым, с одной стороны, она тоже временами улыбалась, слушая рассказ матери, но с другой стороны, она отворачивалась от неё и в глазах отражалась сильная ярость направленная куда-то в сторону.

Психолог предложил девушке приехать еще раз, но уже без матери, под предлогом пройти необходимую психологическую диагностику. Далее, на индивидуальном приеме девушка смогла чуть больше открыться в разговоре с психологом, и оказалось, что её душевные переживания этой ситуации были, мягко говоря, совсем не шуточными, как это представлялось её матери. А если быть точным, рассказывая об этом, она плакала, не сдерживая слезы. Молодой человек, обвиняемый в изнасиловании ей какое-то время сильно нравился, она долго не решалась и не находила способа пойти с ним на сближение. У неё было множество фантазий относительно того, какое романтическое будущее могло бы их ждать. Однажды на дискотеке он её приглашает на танец, после которого предлагает прогуляться  недалеко от клуба и пообщаться. Далее, находит подходящее место и совершает изнасилование. Не попытку изнасилования, как это звучало из уст матери, а самое настоящее сексуальное насилие, то есть совершает половой акт с девушкой против её воли, с использованием физической силы.

И пережив этот сложный травматический опыт, девушка не сочла возможным поделиться своими чувствами со своей матерью, которая была уверена, что для дочери это происшествие является всего лишь нелепым приключением.

Замороженность правил и ролей

В жизни каждой семьи наступает естественная необходимость перераспределения внутрисемейных ролей. Такая необходимость может возникать при переходе семьи к новому этапу развития. Например, при рождении ребенка в молодой семье, или после преодоления периода раннего детства, когда у родителей появляется больше свободного времени. Так же в период подросткового возраста, и после его окончания, когда родители постепенно переходят с модели общения «взрослый – ребенок» на модель «взрослый – взрослый», когда ребенок взрослеет и формирует свою собственную семью и т.д.

Кроме того, смена ролей в семье может быть актуальной и в других случаях, например: заболевание кого-либо из членов семьи, изменение социального положения семьи под действием обстоятельств, смерть кого-либо из членов семьи и т.д.

Другими словами, система внутрисемейных ролей должна быть гибкой, чтобы семья могла приспособиться к неминуемо наступающим новым условиям и требованиям жизни. В дисфункциональных семьях система внутрисемейных ролей очень ригидная. Роли жестко диктуются друг ругу членами семьи, при чем, как неосознанно, так и осознанно. Степень дифференциация «Я» (см. Теория семейных систем М.Боуэна) в дисфункциональных семьях минимальная, кроме того, система доминирующих потребностей семьи полностью подчиняет индивидуальную систему доминирующих потребностей. Такая ситуация несет в себе массу трудностей в работе с детьми из дисфункциональных семей, о чем алее будет рассказано более подробно.

Пример из практики:

На приеме у медицинского психолога женщина 59 лет, вдова летчика грузового самолета, героя афганской войны. Женщина пришла на прием по настойчивому требованию невестки, проконсультироваться насчет вероятного алкоголизма у её сына. Детальный разбор истории этой семьи показал следующую картину. Молодая женщина стала женой вышеупомянутого летчика, уже имея на руках маленького сына. Кроме того, это замужество существенно повлияло на её социальный статус и материальное положение. Женщина, по её словам, просто боялась возражать против частых попоек мужа и выбранного им образа жизни. В итоге, в семье сложилась система ролей, в соответствии с которой глава семейства был единственным добытчиком и гарантом стабильности в семье, он улетал в продолжительные рейсы, которые были для женщины отдушиной и временем свободным для посвящения себя ребенку и его воспитанию. Между рейсами проходило до нескольких недель, и глава семейства регулярно устраивал многочисленные попойки. Жене в это время выпадала роль обслуживающего эти попойки персонала, одновременно медсестры, которая следит за здоровьем мужа во время похмелья и эдакого будильника, который должен вовремя прокричать, что скоро в рейс и пора заканчивать. Со слов женщины, она всегда знала, что сын – это её надежда. О себе она, с её слов, никогда не думала, все вкладывала в сына. Сын обязательно должен вырасти самым умным, самым успешным и самым счастливым. Тогда мать, радуясь за своего сына, сможет получить за все труды, терпение и трудности, которые ей пришлось пережить. Таким образом, мальчику с детства декларировалась роль эдакого спасителя матери. Роль, от которой он не мог отказаться, не предав надежды собственной матери, вручившей ему ответственность за свою жизнь и её смысл. Мальчику всегда удавалось играть свою роль вполне убедительно. В школе он получил золотую медаль, институт закончил с красным дипломом, и проучился с повышенной стипендией. Сразу после окончания института ему предложили солидную высоко оплачиваемую должность в оной из ведущих российских нефтяных компаний.

Но однажды утром, после очередной попойки не проснулся отец и ситуация требовала перераспределения ролей внутри этой семьи. Но принятые членами семьи роли оказались настолько ригидными, что произошло следующее. Около двух лет матерью поддерживалась иллюзия того, что отец не умер, а улетел в рейс. Везде в квартире висели его фотографии, посуда из которой он ел, стояла на кухне, и даже его одежда висела в прихожей. У матери развивалось хроническое горе. И тут принятая в детстве роль спасителя матери, сыграла над сыном этой женщины злую шутку. Сам того не понимая, он стал компенсировать недостающее в семейной системе звено, то есть, умершего отца. Он, так же как и отец стал уходить в «рейс», только это были не вылеты на грузовом самолете, а командировки и спортивные походы на яхте. Он, так же как и отец стал очень часто и очень много пить между этими «рейсами», что давало возможность его матери заботиться о нем так же, как когда-то она заботилась о своем муже, он даже внешне стал со временем выглядеть как его приемный отец. Очень быстро у матери прошло хроническое горе и все вернулось на круги своя. Через некоторое время появилась невестка, судя по всему, так же из дисфункциональной семьи, и мать стала постепенно передавать свои функции о заботе над спивающимся сыном ей.

На момент, когда женщина обратилась по просьбе невестки за консультацией, у её сына уже не было работы, его уволили из-за пьяного конфликта, и судя по описанным матерью симптомам, у него уже давно сформировался и стабильно развивается хронический алкоголизм.    

  

Конфликтность во взаимоотношениях.

В дисфункциональных семьях, в основе любых взаимоотношений всегда можно встретить конфликт. Это может быть конфликт менталитетов, конфликт убеждений, стереотипный ролевой конфликт (например, зять должен ненавидеть тещу, а теща должна «пилить» зятя) и т.д. Часто, слушая рассказы этих людей о внутрисемейных проблемах, складывается впечатление, что они вообще не представляют себе каких-то отношений без заложенного в их основу конфликта.

Пример из практики:

На приеме у медицинского психолога беременная женщина 26 лет, жалуется на повышенную тревожность, подавленное настроение, и чувство вины. Обратиться за помощью к психологу рекомендовал врач, который следит за ходом беременности. Детальный разбор обстоятельств, предшествующих ухудшению состояния, показал следующую картину.

Родительская семья девушки представляет собой классический вариант дисфункциональной семьи. Отец хронический алкоголик в состоянии многолетней ремиссии по причине сахарного диабета, мать никогда не скрывала, что вышла замуж по указанию родителей, не имея ни чувств, ни симпатии к своему мужу. Бытовая жизнь этой супружеской пары представляла собой нескончаемую череду конфликтов и скандалов. Но с момента рождения двух дочерей и по настоящее время, у семьи были финансовые обязательства, которые заставляли и мужа и жену постоянно много работать, что существенно сократило количество и значимость бытовых скандалов. Старшая дочь вышла замуж за молодого человека, который в настоящее время является хроническим алкоголиком. С семьей практически не общается из-за конфликта мужа с матерью.

Родительская семья мужа пациентки медицинского психолога так же представляет собой классический вариант дисфункциональной семьи. Отец с матерью в разводе, живут раздельно, всю жизнь являются трудоголиками и никогда не имели возможности заниматься воспитанием сына. Сына с раннего детства отдали на воспитание бабушке со стороны матери, у которой он всю свою жизнь прожил. Бабушка, у которой он рос, была женщиной очень авторитарной и директивной, стремилась всегда и во всем контролировать окружающих, и устанавливать свои собственные правила. Эти правила окружающим было принять трудно, поскольку они представляли собой некие нормы поведения и запреты, обеспечивающие бабушке максимально комфортное с её точки зрения существование, в ущерб окружающим. Например, она могла закатывать скандалы из-за того, что кто-то съел купленную ей еду, но сама могла использовать по своему усмотрению еду купленную другими людьми, проживающими с ней. Её двое детей, сын и дочь, уехали жить в другие города, как только им это позволили обстоятельства. Дочь оставила матери, видимо на откуп, своего малолетнего сына, который к настоящему времени так же стал трудоголиком, как и его родители.

Бытовые конфликты у нашей пациентки с матерью свекрови начались с первых же дней переезда к мужу после свадьбы. Муж, воспитанный в условиях тотального контроля бабушки над ним, просто не решался перечить ей. Бабушка несколько раз в неделю собирала в доме гостей, которым устраивала обильные обеды за счет своего внука и невестки. Кроме того, заявление о желании невестки поставить щеколду на спальню молодоженов, бабушка встретила яростным скандалом с криками о беспрецедентном неуважении к ней, и о попытках унизить её со стороны невестки. Через некоторое время пациентка узнала, что забеременела и, опасаясь за свое состояние во время беременности, уговорила мужа снять на время беременности отдельное жилье. Незадолго до переезда бабушка сказала внуку, что если он от неё уедет, то она не переживет зиму. Это было сказано в начале осени. В декабре бабушке становится плохо с сердцем и её кладут в больницу. Ни её дочь, ни её сын не находят возможности приехать, а внук оказывается именно в это время постоянно занят на работе. Мало того, все эти три человека настаивают на том, что навещать больную бабушку должна именно беременная невестка, поскольку она все равно ничего не делает. Невестка категорически отказывается, а бабушка в первых числах нового года умирает. На поминках бабушки её подруги по двору объявляют последние слова бабушки. Цитата: - «Скажите им, пусть живут спокойно без меня, я уже никому не нужна, всем мешаю и поэтому ухожу на тот свет»

После смерти бабушки, находит возможность вернуться в Москву её дочь, которая при первой же встрече заявляет, что невестка виновата в смерти её матери, что это она довела её до инфаркта.

Через некоторое время после возвращения в Москву, у этой женщины обостряется онкологическое заболевание, в результате чего, она вынуждена остаться в городе для прохождения лечения.

Поскольку муж нашей пациентки и сын этой женщины вынужден был переехать в квартиру бабушки для организации и осуществления ремонтных работ после смерти бабушки, его жена и его больная онкологией мать жили вместе в той съемной квартире, куда молодожены съехали, пытаясь защитить от негативного влияния бабушки здоровье беременной невестки. И на момент обращения пациентки, она вынуждена была, находясь на последних месяцах беременности ухаживать за тяжелой онкологической больной свекровью, которая не скрывала своего мнения о роли невестки в смерти её матери.  

Эта история как нельзя лучше показывает, как заложенный в основу взаимоотношений близких людей конфликт оказывает существенное влияние на качество из жизни, на здоровье и душевное состояние людей в дисфункциональных семьях.

Недифференцированность "я" каждого члена семьи.

Термин, использованный В.Д. Москаленко, вероятнее всего, имеет отношение к термину дифференциация «Я», который использовал Мюррей Боуэн в работе «Теория семейных систем» и обозначает низкую дифференциацию «Я».

Вот какое определение понятию дифференциация «Я» дает автор.

Дифференциация «Я»

Это понятие является характеристикой индивидуальной психики и отражает степень разграниченности эмоционального и интеллектуального функционирования. Чем ниже уровень дифференциации, тем легче мыслительные процессы подпадают под власть эмоций и тем более низкий уровень стресса достаточен для того, чтобы поведение подпадало под власть аффекта; соответственно, тем выше зависимость эффективности поведения индивида от ситуации.

Поскольку термин дифференциация «Я» вводился Боуэном ля объяснения отдельного психологического механизма в рамках своей теории семейных систем, а не для общего использования. А объяснения Валентины Дмитриевны ограничены примером ("Если мама сердится, то сердятся все"), я попробую дополнить объяснение этого пункта своими словами.

В дисфункциональных семьях наблюдается низкий уровень развития эмоционального интеллекта у всех членов семьи.

Способность осознавать свои эмоции, их оттенки, степень влияния эмоций на поведение, в этих семьях минимально развитая. Кроме того, способность произвольно регулировать свое эмоциональное состояние в процессе взаимодействия с другими членами семьи в дисфункциональных семьях практически отсутствует. Система доминирующих потребностей семьи полностью подавляет системы индивидуальных доминирующих потребностей. Это является одной из причин дезадаптивного поведения в стрессогенных ситуациях.

Пример из практики:

На приеме у медицинского психолога женщина 46 лет. Запрос звучал примерно так: - «Мой 16 летний сын связался с хитрой 19 летней девушкой, у которой есть друг психоаналитик, он его загипнотизировал и пытается втянуть в наркомафию. Разгипнотизируйте мне сына»

Психолог попросил написать каждого члена семьи на бумаге отдельно друг от друга, ответы на три вопроса:

  1. В чем, по Вашему мнению, заключается проблема семьи?
  2. Когда она началась и как развивалась?
  3. Какие Вы видите пути выхода из этой проблемы?

Ответы отца семейства были примерно следующие:

- В моей семье проблем никаких нет. Моего сына обработал психолог специалист, но я скоро обязательно выясню, кто он, и посажу за решетку.

Ответы сына были примерно такими:

- Мои родители сошли с ума, ведут себя неадекватно, с ними невозможно разговаривать, я собираюсь вскоре переехать жить к своей девушке.

Ответы матери напоминали отрывок из любовного романа, в котором покинутая возлюбленным женщина писала о своих отверженных чувствах и о своей обиде на любимого.

- Он предал мою любовь, как он мог со мной так поступить? Как он мог ослушаться меня и уехать к ней на дачу, когда я строго настрого запретила? И т.д.

Дальнейший детальный разбор ситуации с каждым из членов семьи в отдельности и на совместных приемах, показал следующую картину.

Семья из трех человек жила в комнате в коммунальной квартире. Глава семейства - рабочий одного из московских заводов, мать – домохозяйка с неоконченным средним образованием. Сын – обычный среднестатистический школьник.

Глава семейства был немногословен, много свободного времени уделял машине, периодически выпивал с коллегами по работе, других увлечений не имел, домашними делами не занимался. К воспитанию ребенка подключался только на том этапе, когда, с точки зрения матери, нужно было осуществить физическое наказание. Разговоры с женой о романтических чувствах, либо какие-то другие сентиментальные вещи глава семейства считал всегда детскими глупостями и естественно ничего подобного никогда не делал.

Нехватку мужского внимания и ухаживаний женщине компенсировал порастающий сын. Женщина, не осознавая этого, компенсировала нехватку романтики в отношениях с мужем, отношениями с сыном. Женщина обстирывала и обслуживала обоих своих мужчин, при этом, один из них приносил семье деньги на жизнь, являлся психологической опорой, плечом, на которое можно опереться и т.д., а другой ухаживал за ней во время болезни, помогал ходить по магазинам, и говорил ежедневно о своих искренних чувствах к ней. При этом, в этой тройке она была всегда в центре внимания, и все внутрисемейные процессы регулировались ей. Когда было нужно, она требовала у мужа наказать сына, и он наказывал. Когда было нужно, она жаловалась сыну на поведение отца, и он тоже помогал ей оказать влияние на отца в чем-то. Ситуация определенным образом сбалансировалась и до поры до времени женщину все устраивало.

Молодой человек, находясь в ситуации гиперопеки своей матери от рождения, и под угрозой физического наказания со стороны отца, в случае неповиновения, всегда принимал ситуацию как данность и не думал, что она может быть или должна быть какой-то другой.

Стрессогенная ситуация сформировалась тогда, когда мальчик достиг половозрелого возраста и у него появились физиологические потребности. Как раз тогда в семье родился еще один ребенок. Мать, чувствуя, что сын постепенно от неё отдаляется, решила максимально загрузить его время заботой о своей маленькой сестре. Но вскоре подросток взбунтовался против этого и стал требовать больше свободного времени, у него появилась подруга и началась половая жизнь. Один раз он пришел домой демонстративно пьяный и высказал своим родителям все, что о них думает. А именно, что родители его живут примитивной жизнью, что они не современные, что он больше понимает в жизни, чем они и т.д. Так же сказал, что он собирается жениться и что ему не нужно их согласие. На вопрос о том, почему он пьяный, он ответил, что он еще и не такое может, и что недавно он курил коноплю в компании со знакомым своей девушки, который является психоаналитиком.

После этого юноша был физически наказан своим отцом, и долгое время ему не давали выходить из дома. Выбраться из домашнего заточения ему удалось только после того, как он снова рассказал своей матери о том, как он её любит, и пообещал впредь ничего подобного не делать. Естественно, оказавшись на свободе, он о своих обещаниях забыл и уехал с ночевкой на дачу к своей девушке. После чего, в сознании матери возникли фантазии о наркомафии, и гипнотизерах вредителях, которыми она поделилась со своим мужем, и с медицинским психологом наркологического диспансера.

В этом примере, хорошо показано, каким образом неспособность осознавать свои чувства, эмоции и мотивы поведения, влияет на качество жизни членов дисфункциональной семьи. Каким образом примитивные эмоции в стрессогенной ситуации полностью руководят интеллектом и рисуют нелепые картины происходящего, оправдывающие нелепое поведение отельных членов семьи, которое неминуемо распространяется на всех остальных.

Границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимой стеной.

Границы личности – понятие довольно объемное и требует подробного объяснения, поэтому для объяснения темы о границах личности в данном методическом пособии будет выделена отдельная глава с подробным объяснением этого понятия и дополнительными примерами.

Закрытость системы.

Все скрывают секрет семьи и поддерживают фасад псевдо благополучия.

Оба эти признака говорят об одном и том же. Часто, когда в сводках новостей слышим информацию о происшествиях и преступлениях, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, мы видим удивленные лица соседей, которые утверждают, что никогда бы не подумали, что семья была приличная и что люди, которые совершили преступление, никогда бы такое не совершили.

Одна из причин такой реакции как раз в том, что между членами дисфункциональной семьи существует как будто негласный договор о том, что они вместе должны делать вид о том, что в их семье все хорошо. Особенно явно эти признаки дисфункциональной семьи видно в работе специалистов по социальной работе и психологов различных социальных центров.

Пример из практики:

На приеме медицинского психолога больная хроническим алкоголизмом женщина около 40 лет. С её слов, против неё незаслуженно ополчились социальные службы и хотят лишить её родительских прав.

После выяснения ситуации в социальных службах оказалось, что ребенка этой женщины, после нескольких часов ожидания, и после неудачных попыток найти мать, воспитательница детского сада отдала милицейскому патрулю. Милиция отвезла ребенка в детскую больницу и занялась поисками матери. Мать нашли на следующий день утром, лежащую в состоянии сильного алкогольного опьянения около двери собственной квартиры. После чего, комиссия по делам несовершеннолетних поставила женщине ультиматум, что вопрос о возвращении ей ребенка будет рассматриваться только после того, как она либо пройдет лечение от алкоголизма в наркологической клинике, либо принесет справку из наркологического диспансера о том, что не является больной хроническим алкоголизмом. В противном случае, женщину ожидало рассмотрение вопроса о лишении её родительских прав.

Несмотря на то, что психиатр-нарколог после обследования поставил этой женщине соответствующий диагноз, она думала, что убедив психолога в своей правоте, сможет как-то повлиять на ситуацию. На приеме она рассказала, что случилась невероятная случайность. Что началось все с того, что она потеряла на улице ключ от своего дома, и что после этого она ходила и искала его по всему району. Что через несколько часов, она встретилась случайно со знакомыми, которые отмечали чей-то день рождения, что она долго отказывалась выпить, и говорила, что вечером ей нужно забирать из детского сада ребенка. Но знакомые всё-таки уговорили её выпить пару рюмок водки. Поскольку она практически не пьет, с непривычки её сильно развезло, на что она пожаловалась своим знакомым. Знакомые предложили ей присесть, и подождать когда пройдет опьянение. В итоге, она так и сделала и не заметила, как прошло то время, когда ей надо забирать ребенка из детского сада. Потом её увидели на улице соседи и сказали, что милиция пыталась выломать дверь в её квартиру. Кто-то из знакомых посоветовал ей выпить энергетический напиток перед возвращением домой, чтобы выглядеть бодро. Но поскольку она практически не пьет, и не знает что это такое, она купила по ошибке банку алкогольного коктейля, на котором было написано, что он энергетический. Когда она подошла к своей двери, она увидела, что дверь выломана не полностью, и поскольку она потеряла ключ, то вынуждена была сесть на лестницу. И как только она села на лестницу, выпитый алкогольный коктейль привел её в такое состояние опьянения, что она автоматически заснула, после чего её уже разбудили сотрудники милиции.

Поскольку медицинский психолог не занимается выяснениями правдоподобности подобных историй, он направил эту женщину для беседы со специалистом по социальной работе, который, в свою очередь, зачем-то все-таки занялся выяснением правдоподобности этой истории и пригласил на прием близких родственников этой женщины.

Так вот, несмотря на очевидные признаки многолетнего хронического алкоголизма, несмотря на факты безответственного отношения к ребенку, несмотря на бескорыстные попытки социальных служб помочь этой семье заняться бесплатным лечением алкоголизма, все приглашенные родственники, и даже маленький ребенок, в один голос утверждали, что эта женщина действительно практически не пьет, а то, что случилось, действительно нелепое стечение обстоятельств.

И никакие разговоры о том, что подобными свидетельствами они ставят по угрозу здоровье и благополучие ребенка, не могли их убедить в том, что совсем не нужно подыгрывать их больной хроническим алкоголизмом родственнице, а наоборот, нужно помочь социальным службам уговорить её пройти курс бесплатного лечения в наркологической клинике.

Конечно, не во всех дисфункциональных семьях все члены семьи способны сохранять закрытость семейной системы и хранить «секрет семьи» на таком уровне. Но этот случай хорошо показывает, до чего эта характеристика дисфункциональной семьи может доходить в отдельных случаях.

Склонность к полярности чувств и суждений.

Полярность чувств и сужений у членов дисфункциональной семьи связана напрямую с сущностью феномена созависимости, которому далее будет посвящена отельная глава.

Абсолютизирование воли, контроля.

Абсолютизирование воли и контроля в дисфункциональных семьях проявляется как в отношениях больных хроническим алкоголизмом с родственниками, так же и в отношениях родственников больных хроническим алкоголизмом между собой. При чем, совершенно не важно, является ли во втором случае соучастником отношений непосредственно больной хроническим алкоголизмом. То есть, абсолютизирование воли и контроля может проявляться, к примеру, в отношениях матери и ребенка, которые приходятся внучкой и соответственно правнуком или правнучкой больного хроническим алкоголизмом.

Вероятнее всего причиной такой тенденции является патологическое стремление контролировать поведение больного хроническим алкоголизмом у ближайших родственников, которое впоследствии передается на поведенческом уровне и в качестве системы ложных убеждений потомкам.

В отношениях больного хроническим алкоголизмом с ближайшими родственниками, абсолютизирование воли и контроля проявляется как следствие отрицания хронического алкоголизма в качестве причины изменения поведения, образа жизни и личности больного. Родственники ищут причины в индивидуальных личностных качествах больного, в его характере и т.д. Формируется некое убеждение, что больной выпивает не потому что он страдает хроническим алкоголизмом, который прогрессирует в соответствии с клинической картиной заболевания и приводит к изменениям психики, общего здоровья, поведения и личности, а потому что он имеет какой-то психологический мотив, либо какое-то личностное качество, которое может изменить в любой момент. И если не меняет, значит, не хочет. Другими словами, родственники больного зачастую считают, что больной выпивает из-за собственного безволия, либо из-за недостаточного понимания последствий и влияния алкоголизма на семью. Отсюда возникает невозможное к удовлетворению стремление собственным волевым воздействием на больного, контролируя его поведение, решить проблему алкоголизма, или хотя бы удержать её на каком-то уровне, чтобы, насколько это возможно, минимизировать вред для семьи.

Далее, дети в семьях созависимых, воспринимают это неосознаваемое стремление как паттерн отношения к проявлениям человеческих слабостей. И уже в отношениях с собственными детьми, когда у ребенка не получается выполнить какие-либо предъявляемые к нему со стороны родителей требования, это воспринимается как недостаточное проявление воли ребенка, либо недостаточное понимание значимости выполнения требований для родителей. То есть, в дисфункциональной семье, если ребенок учится плохо, например, по причине перегрузки нервной системы, либо трудностей переживания школьной адаптации, это никак не станет понятно и заметно его родителям. Потому что они будут слепо верить, что он плохо учится, потому что недостаточно хочет учиться, либо потому что не понимает, какие трудности им доставляют его проблемы с учебой. Соответственно, их реакцией на трудности в учебе будет либо попытка стимулировать его стремление учиться лучше с помощью системы наказания/поощрения, либо демонстрация ребенку своих (родительских) проблем, связанных с плохими результатами учебы ребенка, и подробное, часто агрессивное объяснение ребенку того, что именно он виноват в этих проблемах. При чем, в данном случае, неизвестно, какая выбранная родителями система, поощрения или наказания, может оказаться более деструктивной.

Если ребенка в дисфункциональной семье наказывают, то в худшем случае, он озлобится, и будет делать еще хуже сознательно, и в этом случае система наказания оказывается деструктивной и приводит к развитию асоциального поведения. Но в лучшем случае, он может почувствовать себя в экстремальной ситуации и использовать скрытый ресурс организма, который обнаруживает себя в экстремальных условиях и увеличивает способность к адаптации.

Если же ребенок, в ожидании обещанной награды, собирает произвольно свои силы и дает ожидаемый результат, возможно используя последние свободные ресурсы своей нервной системы, многими родителями в дисфункциональных семьях это может восприниматься, как подтверждение изначальной идеи о нехватке желания выполнить родительское требование. И ситуацию они воспринимают, как разоблаченное лицемерие ребенка, ведь раньше он говорил, что хочет, но не может, а теперь оказывается, что может, когда хочет. В результате чего обещанные награды не выдаются, придумываются какие-то бытовые причины для этого. Либо выдаются, но в таком контексте и с такими смысловыми посылами, что ощущение награды, победы и заслуженного триумфа у ребенка исчезает. То есть, предположение о лицемерии ребенка, рождает лицемерие родителей в отношении ребенка, в качестве реакции на его действие по выполнению условий договора о поощрении за результат, и таким образом разрушается естественная структура целеполагания у ребенка, поскольку вместо планируемого результата собственных действий, ребенок получает фрустрацию. Что приводит в итоге к еще большей дезадаптации ребенка, и увеличивает фактор риска развития химических зависимостей в будущем.

Таким образом, опыт отношений родительской дисфункциональной семьи переносится в свою собственную семью и можно сказать, передается по наслеству.


Дети в семьях больных хроническим алкоголизмом.

Особого внимания психологов требуют к себе дети в дисфункциональных семьях.

Принятые внутрисемейные роли часто сохраняются детьми из дисфункциональных семей на всю жизнь. И это большая проблема, поскольку они интуитивно находят себе партнеров с аналогичной проблематикой и создают новые дисфункциональные семьи, из которых выходят новые химически зависимые и так называемые созависимые.

Для более глубокого понимания проблемы, ниже приведены самые распространённые детские роли в дисфункциональных семьях.

Спаситель семьи – ребенок, как правило, становится сверх ответственным, очень трудолюбивым, очень правильным. В будущем может стать трудоголиком. Родители создают предпосылки для того, чтобы кто-то из детей принял на себя роль героя ( это наш герой, это наша надежда, только он спасет всю семью) Вторичная выгода в этой роли - внимание семьи. Только приняв на себя эту роль можно привлечь тепло и внимание химически зависимого и созависимого родителя. Такой ребенок всю жизнь в дальнейшем имеет в глубине души чувство собственной неполноценности (чревоточинку), не зависимо от того, каких достижений и успехов в жизни достиг, потому что роль неисполнимая. Любые успехи, не смогут спасти семью от химической зависимости и созависимости родителей.

Козел отпущения - попытки привлечь внимание носят асоциальный характер, такой ребенок привлекает то внимание, которое может привлечь, это негативное внимание, которое он может получить, нарушая какие-то правила. У семьи есть вторичная выгода, которая заключается во временном отвлечении внимания от алкоголика и подтверждении установленного в семье постулата, о том, что проблемы в семье не из-за алкоголика. Такой ребенок будет склонен к различным саморазрушающим формам поведения.

Заблудшее дитя – ребенок, характерной чертой является чувство глубокого одиночества, чувствует себя чужим в семье, вторичная выгода такого чувства в том, что он избегает тех проблем в семье, которые он не может решить. В результате, когда он становится взрослым, он может расплачиваться социальной изоляцией, у него нет навыков общения в конфликтных ситуациях с другими.

Клоун – ребенок, привлекает внимание гиперактивностью, устраивает клоунские представления, он непоседа, всегда в центре внимания. Движимое и неосознаваемое чувство – это страх остаться одному. Вторичная выгода для семьи – это временное отвлечение от проблем на забавы связанные с поведением семейного клоуна. В результате игры в эту роль, человек остается всю жизнь эмоционально незрелым, инфантильным, склонен к аффективным заболеваниям.

Жертва – ребенок, которого родственники активно используют как средство манипулирования больным хроническим алкоголизмом. «Вот посмотри, до чего ты довел ребенка» или «У ребенка опять жар, хватит пить» и т.д. Такой ребенок в будущем использует физическое заболевание, как средство манипулирования и привлечения внимания окружающих людей. Это серьезный фактор риска развития психосоматических заболеваний в будущем.

Определение и исследование роли и моделей поведения детей в дисфункциональных семьях может существенно помочь в работе по коррекции анозогнозии родственников людей страдающих хроническим алкоголизмом. Поскольку аргументированное изложение теории о возможной межпоколенной передаче существующих в семье проблем, с подтверждением в виде реального поведения ребенка, является для многих людей серьезным аргументом для того, чтобы задуматься о необходимости кардинальных перемен в семье.

 


Сущность феномена созависимости в семьях больных хроническим алкоголизмом.

Что же, собственно говоря, представляет собой феномен созависимости? Почему он возникает и почему людям, страдающим этой проблемой так трудно преодолеть её?

Одной из корневых проблем отношений больного хроническим алкоголизмом и его родственников, является - так называемый, треугольник Карпмана (рис. 1).

рис. 1

Это ригидная система отношений, некая психологическая игра, в основе которой поочередная смена ролей участниками, при этом, количество ролей ограничено, их всего триспасатель, преследователь, жертва. Как правило, участники не могут занимать одинаковые позиции в этом треугольнике одновременно, поскольку в этом случае в их взаимоотношениях теряется конфликт, и рушится вся структура. А как мы выяснили ранее, в дисфункциональных семьях конфликт лежит в основе структуры взаимоотношений членов семьи.

Чтобы показать наглядно причины возникновения такого явления, как треугольник Карпмана, в семьях больных хроническим алкоголизмом, обратимся к отечественной литературе.

В пьесе Александра Галича «Московская тишина» замечательно и подробно описан быт дисфункциональной семьи из двух человек. И подробно описаны отношения, страдающего хроническим алкоголизмом отца и его сына. Хорошо показан процесс навязывания ребенку роли героя-спасителя семьи, и стремление ребенка соответствовать этой роли, которое сохраняется даже в условиях продолжительного раздельного проживания отца и сына. И даже после гибели отца от рук фашистов, умирая от полученного в бою ранения, молодой человек мысленно просит прощения у своего отца за то, что не смог исполнить навязанную ему роль. Так же в этой пьесе подробно описано несколько острых конфликтов, между страдающим хроническим алкоголизмом отцом и его созависимым сыном. Чтобы лучше понять сущность созависимости, рассмотрим подробно один отрывок из пьесы.

Шварц – отец.

Додик – сын.

………………………………………………………………….

Внезапно с грохотом открывается дверь. На пороге появляется

маленькая, нелепая, растерзанная фигура Шварца.

Шварц (еле ворочает языком). Додик!

Давид (не двигаясь). Явился!

Шварц. Почему здесь так темно, а?

Давид. Я лампу зажгу.

Шварц. Ой, не надо!.. Я лягу спать… Я сейчас лягу спать… Ты

раздеться мне помоги…

Давид. Еще чего!

Шварц (пытаясь быть строгим). Давид!

Давид. Что?.. Испугал один такой! Проспишься, все равно ни черта

помнить не будешь!..

Шварц. Раздеться мне помоги…

Давид. Сам разденешься.

Шварц. Ботинки… Ботинки с меня сними… Додик…

Давид. Я свет зажгу.

Шварц. Не надо.

Давид. А я говорю – надо! (Подходит к столу. Возится с настольной

лампой.)

Шварц уселся на пол.

Шварц. Ботинки с меня сними…

Давид. Успеется… (Зажег наконец лампу. Поставил ее на пол рядом со

Шварцем.)

Шварц (испуганно). Ты что это, а?.. Ты чего? Ты спалить меня

хочешь?..

Давид. Нужен ты мне!

Шварц (его совсем развезло). Ты погоди… А ты – кто?.. Я извиняюсь, а

вы кто?.. Вы по какому праву?..

Давид. Да помолчи ты, честное слово.

Шварц неожиданно привстал на колени и заплакал.

Шварц. Ваше благородие, не погубите! Не для себя… Клянусь вам, не

для себя!.. Не погубите, ваше благородие!

Давид подошел к бочке у двери. Зачерпнул ковшом воды, выплеснул на

Шварца. Шварц ткнулся ничком в пол, забормотал что-то невнятное.

Молчание.

Давид. Ну?

Шварц (почти трезво). Додик, помоги мне раздеться.

Давид поднял Шварца, усадил в кресло. Перенес лампу на стол.

Шварц. А что с лицом у тебя? Почему губа распухла?

Давид. Ты не помнишь?

Шварц. Нет… Это – я?

Давид. Ты!

Шварц (вскрикнул). Нет!

Давид. Да.

Шварц (горестно). Додик, милый!.. Ну, ударь теперь ты меня!.. Ну,

хочешь – ударь теперь ты меня!

Давид. Папа!

Шварц порывисто обнял Давида, зашептал.

Шварц. Ничего, Додик! Ничего, мальчик! Ты не сердись на меня…

Ничего… Мы с тобой вдвоем… Только мы вдвоем… Больше нет у нас

никого! Я ведь знаю – и что жуликом меня называют, и мучителем,

и…

А-а, да пусть их! Верно? Пусть! Я же целый день как белка в колесе

верчусь на своем товарном складе – вешаю гвозди и отпускаю гвозди,

принимаю мыло и отпускаю мыло, и выписываю накладные, и ругаюсь

с поставщиками… Но в голове у меня не мыло, и не гвозди, и не

поставщики! Я выписываю накладные и думаю… Знаешь, о чем?

(Взмахнул руками.) Большой, большой зал… Горит свет, и сидят

всякие красивые женщины и мужчины, и смотрят на сцену… И вот

объявляют – Давид Шварц – и ты выходишь и начинаешь играть! Ты

играешь им мазурку Венявского, и еще, и еще, и еще… И они все

хлопают и кричат: браво, Давид Шварц, – и посылают тебе цветы и

просят, чтобы ты играл снова, опять и опять! И вот тогда ты

вспомнишь про меня! Тогда ты непременно вспомнишь про меня! И ты

скажешь этим людям – это мой папа сделал из меня то, что я есть!

Мой папа из маленького города Тульчина! Он был пьяница и жулик, мой

папа, но он хотел, чтобы кровь его, чтобы сын его – узнал, с чем

кушают счастье! Сегодня они устроили ревизию! Ха, чудаки!.. Нате –

ищите!..

Загудел поезд.

А тебя я сделаю человеком… Понял? Чего бы это ни стоило, но я тебя

заставлю быть человеком!..

Гудит поезд.

Вот этого я слышать не могу – поезда, поезда…

Уезжают, приезжают…

Не могу этого слышать!

Гудит поезд.

Да что он, взбесился, что ли? (Шварц встает. В руках у него

керосиновая лампа. Он стоит на середине комнаты, маленький,

страшный, взъерошенный, покачиваясь и угрожающе глядя в окно).

Гудит поезд.

Давид. Папа!

Гудит поезд.

Шварц (в окно, смешным, тонким голосом). Замолчи!.. Замолчи!..

Немедленно замолчи!..

Занавес.

Давайте рассмотрим приведенный отрывок через психо-эмоциональную призму сына Давида и попробуем представить, какие чувства ему довелось пережить за пять минут общения с пьяным отцом. Для наглядности и удобства преставления, можно просмотреть соответствующий отрывок в экранизации пьесы «Матросская тишина», кинофильм называется «Папа», гениальная игра актеров позволит сэкономить силы воображения.

Страх, злость, отвращение, унижение, злость, страх, злость, милосердие, забота, отвращение, злость, жалость, милосердие, любовь,страх, унижение, жалость, страх, жалость.

Таким образом, в приведенном отрывке мы можем наглядно увидеть причины формирования, так называемого, треугольника Карпмана, и увидеть, почему пациенту так сложно отказаться от этой структуры, что позволит нам далее сформулировать ряд психотерапевтических целей в работе с людьми, страдающими подобной проблемой.

И. П. Павлов в рамках своего физиологического учения определял невроз как хроническое длительное нарушение высшей нервной деятельности (ВНД), вызванное перенапряжением нервных процессов в коре больших полушарий действием неадекватных по силе и длительности внешних раздражителей.

В психоаналитической теории, причиной невроза является наличие двух противоречивых мотивов в системе доминирующих потребностей.

В данном случае, мы видим, что исходя из любой из упомянутых теорий, ситуация максимально благоприятная для развития невроза.

Противоречивость чувств, экспрессию которых приходится проживать родственникам больных хроническим алкоголизмом, в моменты неизбежных острых конфликтов с больными, говорит о противоречивости личностных мотивов, актуализирующихся практически одновременно в их психической деятельности. Самые очевидные мотивы, к примеру, потребность в защите собственной жизни, потребность любить и быть любимым значимым объектом (мать, отец, муж, жена и т.д.) и др.

Неадекватное поведение больного в пьяном состоянии, рождает необходимость для быстрой смены состояний родственником, которая неизбежно наступает в результате стремления родственника оценить происходящее и характер перемен. Кроме того, в ситуации острого конфликта возрастает интенсивность эмоциональной экспрессии.

Все это приводит к перегрузке таких свойств нервной системы, как возбудимость, торможение, и подвижность нервных процессов.

Но, поскольку в стрессовой ситуации организм стремится адаптироваться к новым условиям, происходит процесс формирования психической защиты.

И, так называемый, треугольник Карпмана не является единственной возможной психической защитой в этом случае, но именно его чаще всего можно встретить в дисфункциональных семьях в системе отношений больного хроническим алкоголизмом и его родственниками.

Треугольник Карпмана – это явление, при котором при перемене ролей, в восприятии человека происходит некая разорванность. Нет ощущения перехода из одного состояния в другое, и нет ощущения преемственности состояний.

Кроме того, ригидность, свойственная треугольнику, как системе, не дает возможности развиться эмоциональной экспрессии до опасного момента. Чувства к больному становятся менее осознанными, человек не включен в проживание этих чувств.

Все это защищает родственника больного хроническим алкоголизмом на долгое время. И поскольку в большинстве случаев, данная психическая защита представляется психике эффективной, то есть, позволяет жить в существующих условиях без невротических расстройств и других расстройств психики, мы не видим большинства созависимых у себя на приеме, или на приеме у врачей - психиатров.

Но, для родственника больного хроническим алкоголизмом пьяное поведение больного является сильным стрессором, который все время присутствует рядом, и может актуализироваться в любой момент.

Кроме того, в процессе развития у больного хронического алкоголизма, либо в результате каких-то других жизненных обстоятельств уровень стресса в семье растет.

Это дополняет картину всеми возможными вариантами психогенных постстрессовых психических расстройств у родственников больных хроническим алкоголизмом.

И как мы знаем, при развитии постстрессовых расстройств адаптационные способности организма снижаются.

И снижается, в том числе эффективность такой защиты, как треугольник Карпмана. И в какой-то момент, понимая, что психические симптомы развиваются, понимая, что своих собственных сил защищаться уже нет, родственник больного хроническим алкоголизмом все-таки приходит за помощью к специалисту.

Но поскольку, кроме существующих у него, проверенных многолетним опытом психических защит, таких как треугольник Карпмана, у него ничего нет, терапевтическая идея отказа от игры в спасателя, жертву и преследователя, кажется ему практически невыполнимой задачей.

Гораздо более реальной ему кажется идея воздействия на стрессор. То есть на больного, с целью понизить его стрессогенность до того уровня, на котором ситуация казалась стабильной и подконтрольной.

Именно поэтому, основной запрос родственников больных алкоголизмом является манипулятивным « помогите мне что-нибудь сделать с моим больным родственником» и именно поэтому психотерапевты сталкиваются с большими трудностями, делая попытки переориентировать пациентов с подобной проблематикой на себя и свои психологические проблемы.


Границы личности созависимых в семьях больных хроническим алкоголизмом.

Для того, чтобы понять насколько актуальной является тема личностных границ в описании проблематики взаимоотношений больного хроническим алкоголизмом и его родственников, давайте сначала разберемся с самим понятием психологических границ.

Американский писатель Амброз Бирс дает следующее определение понятию границ, в данном случае государственных:

«Граница – это воображаемая линия, которая отделяет воображаемые права одного государства от воображаемых прав другого»

Можно сказать, что понятие границ личностных аналогичное, и его определение может выглядеть, как:

«Граница – это воображаемый предел, который отделяет воображаемую допустимую зону контакта одного человека, от воображаемой допустимой зоны контакта другого человека»

- границы личности или личностные границы - это личная зона человека, допустимый для него предел контакта.

- своей границей человек обозначает для других людей, что заходить им за эту черту без его разрешения нельзя.

- признаком нарушения границы являются либо чувство бессилия и страха, либо злость, гнев, ярость.

- нарушение границы личности – это любое воздействие на неё против её желания и воли.

- это могут быть как физические действия: побои, вторжение на физическую территорию, - так и психологические: давление, принуждение, запугивание, манипуляции.

- границы личности могут быть физическими, эмоциональными, духовными, сексуальными и включать тело, мысли, мнения, потребности, убеждения и желания.

- самые разрушительные результаты отсутствия границ – это физическое и эмоциональное насилие. Люди, которые не установили личных границ, позволяют другим манипулировать собой и даже причинять боль.

Тема нарушения личностных границ очень объемная, и касается не только дисфункциональных семей и родственников больных хроническим алкоголизмом. Но нас, в данном случае интересует именно ситуация с границами в отношениях больных хроническим алкоголизмом и их родственников.

Теперь давайте разберемся, как больной хроническим алкоголизмом нарушает личностные границы родственников, проживающих с ним?

  • Физические.

Физические границы родственников, больной алкоголизмом нарушает: отвратительными запахами, которые издает; звуками, серди которых, может быть как пьяное пение, так и звуки испражнения, рвоты, испускания газов и т.д.; физическое насилие; стремление к более близкому контакту, такому, как обнимания, братания и т.д.

  • Эмоциональные.

Каждый из нас стремится создать вокруг себя обстановку максимально благоприятствующую переживаю комфортных для нас эмоциональных состояний. Даже в ситуации сформированного треугольника Карпмана, человек все равно отдает предпочтение одному из трех основных состояний, и расценивает его как более комфортное для себя. Кроме того, треугольник Карпмана не исключает возможность переживания человеком других эмоциональных состояний, к примеру, сопереживая героям сериала, жена алкоголика может чувствовать и любовь и принятие и другие светлые чувства, которые она не может позволить себе в полной мере почувствовать в отношениях с больным мужем.

Но, как только появляется больной в состоянии опьянения, либо больной, который уже страдает алкогольными психозами, либо больной, в каких-то абстинентных состояниях, влияющих негативно на поведение, идея о комфортной эмоциональной обстановке уходит в небытие. При чем, больные могут, как невольно влиять негативно на эмоциональный фон в семье, так и произвольно, намеренно доводя своих родственников до устойчивых негативных эмоциональных состояний.

  • Духовные.

Духовность, по определению, проявляется в отношениях с Богом, либо с каким-то другим представлением, его заменяющим. У материалистов – это может быть природа, вселенная, квантовый мир, коллективное бессознательное или еще что-то.

Духовность проявляется в преставлении о высшей силе, или о высшем смысле и в своде допустимых взглядов и мыслей на окружающее и окружение, а так же в своде правил поведения, соответствующих существующей системе взглядов, которые должны сблизить мотивы индивида с мотивами высшей силы, либо уподобить смысл существования индивида с высшим смыслом.  

Духовность родственников больных хроническим алкоголизмом постоянно находится в конфликте с деградирующей системой ценностей больного. Кроме того, родственники больных хроническим алкоголизмом по истечении нескольких лет проживания с деградирующим больным, часто сталкиваются с мыслью о том, что было бы для всех лучше, если бы этот человек скончался. Сама мысль об этом является большим ударом по системе духовных ценностей и является причиной развития хронического чувства вины у многих родственников больных хроническим алкоголизмом.

Конечно, система духовных ценностей у всех имеет разный уровень развития, и далеко не всех может травмировать мысль о желательной смерти своего больного родственника. И есть довольно большое количество людей, в нашей стране, которые берут такую идею за основу для действий, и неосознанно или, наоборот, произвольно стремятся способствовать скорейшей кончине своего больного родственника. Что сделать не так-то сложно, учитывая количество некачественного алкоголя в магазинах РФ.

И это лишний раз говорит о необходимости своевременного вмешательства специалистов области психического здоровья и психологического благополучия в ситуацию.

  • Сексуальные.

Наиболее распространенные случаи инцеста в психотерапевтической практике – это случаи попыток совершения какого-либо рода действий сексуального характера, родителями, страдающими хроническим алкоголизмом в отношении их детей.

При чем, во многих случаях, сам родитель в момент совершения действий сексуального характера, не дает полного отчета себе в своих действиях, как в состоянии опьянения, так и в трезвом состоянии.

Это обусловлено как личностной деградацией больного хроническим алкоголизмом, так и особенностями психических расстройств, развивающихся у больных хроническим алкоголизмом.

Так, например, больной хроническим алкоголизмом отец может погладить свою несовершеннолетнюю дочь по половым органам, думая, что таким образом он успокаивает её и настраивает на благоприятный сон. И даже когда, повзрослев, дочь ему сообщает, что это был один из самых травматический в её жизни эпизодов, он все равно не понимает причины недовольства им. Утверждает, что он руководствовался самыми светлыми отцовскими чувствами, и его очень жестоко и совершенно незаслуженно пытаются обвинить в грязных делах, которые он не совершал и не мог совершить никогда.

Больные хроническим алкоголизмом матери могут являться причиной травматического переживания инцеста у своих детей мужского пола, когда продолжают мыть своих детей собственноручно, несмотря на уже самостоятельный возраст ребенка.

Один пациент наркологического диспансера рассказывал, что мать мыла его до 11 лет, до тех пор, пока он не стал открыто обвинять её в сексуальных домогательствах к нему, и стал отказываться заходить с ней в ванную. Это случилось после того, как во время мытья половых органов у мальчика случилась эрекция, но мать при этом не остановилась. При этом, больная алкоголизмом мать, ни тогда, ни по истечении лет не признавала обоснованность предъявленных ей сыном обвинений, и заявляла, что это очень низко и подло по отношению к ней, так говорить, ведь она любящая мать, и готова ради сына на все. Рассмотрим более подробно этот случай.

Пример из практики:

На приеме у медицинского психолога молодой человек 25 лет.

Студент факультета психологии МГУ им. Ломоносова. Жалуется на неадекватное поведение матери, страдающей хроническим алкоголизмом, хочет выяснить варианты медикаментозного лечения алкоголизма против воли больного, либо возможность принудительного лечения матери в наркологической клинике. Внешне, молодой человек выглядел истощенным, ослабленным, говорил медленно. Имел бледный цвет лица и очень сильно нервничал, рассказывая психологу о своей проблеме. В моменты, когда психолог, что-то переспрашивал или не правильно понимал, молодой человек раздраженно повторял сказанное, с трясущимися руками и повышая голос.

При более подробном разборе ситуации сложилась следующая картина.

Отец этого молодого человека был хроническим алкоголиком, что и послужило причиной развода с его матерью. В семье был еще один ребенок, старший на три года брат. Чтобы у матери была возможность работать и обеспечивать семью всем необходимым, в дом приехала бабушка пациента, которая с тех пор вела домашнее хозяйство и следила за детьми.

Условия не позволяли матери обеспечить ей личную жизнь у себя дома, и она стремилась обеспечить её в других местах.

Пациент за все свое детство не видел ни одного из кавалеров своей матери, при этом, она могла не появляться дома полторы – две недели, что являлось причиной постоянных скандалов матери с бабушкой, с громким выяснением и объяснением причин отсутствия матери в негативных тонах. В этих скандалах мать всегда подчеркивала, что все, что она делает, она делает ради детей, и что ради них она пожертвовала всем.

Когда пациенту было 10 лет, его бабушка скончалась и воспитанием детей занялась мать. Воспитанием в прямом смысле слова это конечно назвать сложно, но времени дома она проводила существенно больше, хотя и позволяла себе периодически пропадать на несколько дней, оставив своим детям карманные деньги и еду в холодильнике. Регулярное пьяное состояние матери дети уже воспринимали как должное. В холодильнике всегда были алкогольные напитки, которые очень часто менялись.

По воспоминаниям пациента, в это время, все внимание матери занимали проблемы, возникшие с поведением его старшего брата. Сначала это были проблемы с драками в школе, потом с попаданиями в детскую комнату милиции, и еще позже, проблемы с наркоманией и соответствующим поведением брата.

Со слов пациента, мать всегда говорила: - С тобой и так все хорошо, а вот у Никиты (имя брата) проблемы.

Любые проблемы в жизни пациента, требующие родительского внимания матери, воспринимались ей как предательство со стороны сына, и всегда приводили лишь к ухудшению ситуации. К примеру, когда у пациента возникли проблемы с одним из преподавателей в школе, по вине преподавателя, матери было проще перевести его в другую школу, вместо того, чтобы выяснить ситуацию и довести дело до заслуженного наказания преподавателя школы.

При этом, трудности подростка, полностью меняющего свое окружение в 14 лет, её совершенно не волновали и казались смешными.

До 11 лет пациент являлся жертвой действий сексуального характера своей матери. Она регулярно полностью мыла его собственными руками, несмотря на неоднократно высказанное недовольство. Однажды, со слов пациента, мать решила помыть его в то время, когда у неё гостила подруга, и в какой-то момент, она просто передала душ своей подруге и попросила её закончить ванные процедуры ребенка. Со слов пациента, он выражал свое недовольство этим решением, криком, но реакцией на этот крик был смех знакомой его матери и её гневные высказывания.

Кроме этого, со слов пациента, мать несколько раз ложилась к нему в постель, чтобы согреться или чтобы уснуть быстрее, и перед сном, прижималась к нему сзади, при этом, она гладила и перебирала в руках его половые органы.

Однажды, когда в очередной раз она хотела это сделать, он высказал недовольство. В ответ на это недовольство мать сказала, что то, с чем она играет, принадлежит ей, потому что она его родила, и может делать с этим что хочет.

Когда пациенту было 17 лет, умер от сердечного приступа его брат. Случилось это в армии после того, как он нанюхался бензина, слитого из армейской техники.

Со слов пациента, когда он пытался успокоить бьющуюся в пьяной истерике мать, которая только что узнала о смерти сына, она стала кричать на него и заявила, что он никогда не любил своего брата, и что если бы не он, то у неё было бы больше времени заниматься старшим сыном, и он не стал бы наркоманом, и что если бы не он, то у неё хватило бы сбережений, чтобы купить освобождение от военной службы для старшего сына.

После окончания технического колледжа, пациент устроился на работу , стал снимать жилье и копить деньги на обучение в ВУЗе. Общение с матерью в это время сводилось к редким встречам и разговорам по телефону, во время которых чаще всего мать была в состоянии алкогольного опьянения. Через некоторое время скончался его отец, и полученное от него наследство позволило пациенту поступить в МГУ им. Ломоносова на факультет психологии. Но, снимать жилье средств больше не было, и пациент снова переехал в квартиру к своей матери.

С этого момента, со слов пациента, и началась основная проблема. Мать устраивала пьяные истерики, обвиняя сына в недостаточно теплом к ней отношении, в недостаточном уважении и т.д. Настаивала на том, что она должна контролировать его доход, что он должен ей приносить весь свой заработок. Говорила, что он неблагодарный, потому что не ценит того, что она его роила и кормила столько лет. Говорила, что она лучше знает, куда потратить деньги, полученные в наследство от отца.

Любые попытки привести в дом девушку натыкались на жесткую критику матери в отношении девушки.

Стала водить в дом пьяных мужчин, которым жаловалась на поведение сына и просила повлиять на него. Устраивала громкие скандалы, после которых рассказывала соседям, как плохо её сын ведет себя по отношению к ней и т.д.

Кроме того, в абстинентном состоянии, мать вела себя как умирающий человек, который просит помощи у бесчувственного сына. Она требовала таблетки, чай, тазик и т.д. При этом, воспринимая все это как должное, и ни разу не поблагодарив сына за помощь.

Со слов пациента, причиной обращения за помощью стало то, что он все чаще и чаще стал задумываться над тем, как было бы ему легче жить, если бы его мать умерла. А в последнее время, у него стали появляться мысли о том, что чисто теоретически, можно было бы ускорить её кончину, если купить ей, или подлить в открытую бутылку заведомо некачественный алкоголь или что-то еще.

Со слов пациента, он всегда был верующим в Бога человеком, и такие мысли пугают его и приводят в крайне негативное состояние.

В данном примере, мы наглядно видим, каким образом больной хроническим алкоголизмом может нарушать личностные границы своих родственников и тем самым существенно влиять на их душевное состояние и качество жизни.

Проблема нарушения личностных границ, является еще одной корневой проблемой взаимоотношений больных хроническим алкоголизмом и их родственников.


Запросы родственников больных хроническим алкоголизмом при обращении к психологу.

Как бы это странно ни выглядело, но большинство запросов родственников больных хроническим алкоголизмом, озвучиваемых на приеме у психолога, не содержат в себе мотивацию разрешения психологической проблематики, с которой они столкнулись. Запросы родственников больных хроническим алкоголизмом, сводятся к двум вариантам:

  • помогите мне воздействовать на моего родственника.
  • дайте мне сил, чтобы продолжить на него воздействовать самостоятельно.

В первом случае пациенты начинают жаловаться на своего зависимого родственника, и на любой вопрос психолога выдают рассказ о его поведении. Причиной всех своих проблем такой пациент видит своего зависимого родственника. Ему кажется, что его основная задача - как можно больше рассказать о том, каким образом зависимый доставляет ему проблемы, а задача психолога – понять и научить, как нужно схитрить, или правильно повести себя, или сказать что-либо зависимому, чтобы он выполнил волю пациента и стал контролируемым объектом. Понимание нелепости подобного запроса совершенно отсутствует у данного контингента пациентов. А в некоторых случаях, родственники больных хроническим алкоголизмом напрямую просят помощи в наказании больных за их поведение в отношении своих родственников. Выясняют возможность принудительной госпитализации в наркологическую, либо психиатрическую больницу, не с целью лечения, а с целью реализации карательных мер, обещанных в случае неповиновения.

Самое интересное, что некоторые запросы такого рода, пациенты удовлетворяют даже без целенаправленного соучастия психолога.

Пример из практики:

На приеме у медицинского психолога женщина 38 лет, с высшим психологическим образованием, жалуется на нервное состояние. Со слов, имеет расстройство сна, и сильно раздражается в последнее время на все. Но после непродолжительного рассказа о своем состоянии, на предложение психолога попробовать вместе разобраться в его причинах, реагирует длительным и содержательным рассказом о пьянстве мужа, о его нежелании видеть в этом проблему и о том, что ребенку это все сильно вредит, и он страдает от отсутствия трезвого отца.

После детального разбора ситуации и цикла образовательных лекций по теме созависимых отношений в семьях больных страдающих хроническим алкоголизмом женщина обнаруживает. Что внимание своего мужа она с момента заключения брака легко привлекала в нужный ей момент одним и тем же способом. То есть, намекая на свое негативное состояние, и предлагая мужу какой-то способ его изменить или содействовать его изменению каким-то образом.

Женщина поняла, что такой способ манипулирования окружением она взяла из своих отношений с родителями, среди которых был человек злоупотребляющий алкоголем, и что на данный момент она, не понимая того, пытается передать такой стереотип поведения своему сыну.

Этот способ всегда действовал в отношениях с мужем. Но с тех пор, как он стал систематически употреблять алкоголь, к такому способу манипулирования он стал менее чувствителен. Доведя себя до нервного истощения, женщина все время говорила мужу, что причиной её негативного состояния является его поведение, что она переживает за то, что он вскоре не сможет обеспечивать семью. После того, как она убедилась, что муж остается непреклонен, продолжая отрицать проблему с её состоянием и продолжая злоупотреблять алкоголем, женщина, сама не понимая этого, решила использовать ребенка, как средство аналогичной манипуляции. Сначала она говорила, что ребенок плохо себя чувствует из-за поведения отца, что ребенок имеет плохое настроение, потому что переживает за мать, а потом ребенок и на самом деле стал более агрессивным, более раздражительным и часто болеющим, чем обычно. И стал высказывать обвинения отцу за то, что он мучает своим поведением его и маму.

Но и это обстоятельство не повлияло существенно на поведение отца, который продолжал употреблять алкоголь и продолжал отрицать наличие проблем, утверждая, что они все надуманные, и что ребенок говорит словами матери.

Тогда этой женщине приходит в голову очередной манипулятивный маневр. Она приходит на прием к медицинскому психологу в наркологический диспансер, в надежде на то, что если психолог даст подтверждение того, что у женщины нервное расстройство, полученное в результате отказа мужа от употребления алкоголя, и что ребенок находится в опасности по вине мужа, то это повлияет на совесть мужа и он прекратит употребление алкоголя.

Все вышенаписанное женщина осознала в процессе проговора с психологом, на индивидуальном приеме, посвященном выяснению   связи полученного на образовательных лекциях материала, с фактической ситуацией в жизни пациентки. После приема она заявила, что все поняла, что очень благодарна психологу за помощь, и что в следующий раз она хочет приступить к психокоррекционным мероприятиям. Но в следующий раз она не пришла, а позвонила. Во время разговора она сказала, что проблема решена, потому что когда она пришла домой, и все рассказала мужу, а именно, рассказала о том, что если он не бросит сейчас же пить, то их ребенок вырастит алкоголиком, либо женится на алкоголичке, муж тут же согласился на кодирование. Впоследствии, информация о кодировании была подтверждена врачом наркологом.

Как мы видим из данного примера, ни высшее психологическое образование, ни формальное осознание структуры созависимых отношений в данном случае не способствовало появлению мотивации изменения существующей структуры отношений, а вместо того, все действия пациентки были направлены на реализацию изначального запроса, описанного выше.

И, к сожалению, а может и не к сожалению, такая ситуация довольно типичная. Практикующий психолог может только принять факт выбора пациента, его ответственность за свой выбор, и оставить за ним право сделать этот выбор, прекрасно понимая, что это не решает его проблему, а лишь оттягивает необходимость её решения на неопределенный срок.

Во втором случае, родственники больных страдающих хроническим алкоголизмом жалуются на симптомы постстрессовых расстройств. При этом, их мало интересует предложение психолога о выяснении причин появления этих симптомов. Они могут сами сразу заявить, что до этого их довели их больные алкоголизмом родственники. Их так же мало интересуют образовательные лекции по теме созависимости, все что их интересует, это возможность коррекции актуального состояния. Как можно более быстрое устранение симптома, а все остальное потом.

В случае запросов такого типа, вероятность возникновения мотивации на продолжительную психокоррекционную работу больше, чем в первом случае. Получая ресурсное состояние в работе психологом, избавляясь от мучительных симптомов, пациенты уже не хотят возвращения в дискомфортное состояние, это стимулирует их к дальнейшему развитию и качественному изменению своего уровня жизни.

Собственно говоря, качественное изменение уровня жизни родственника больного хроническим алкоголизмом – это основная цель психокоррекционной работы в данном случае.


 

Модели психологической помощи родственникам больных хроническим алкоголизмом.

В настоящее время существует несколько описанных в литературе и используемых в практике моделей психологической помощи родственникам больных страдающих хроническим алкоголизмом.

Кроме того, существует неопределенное количество неизвестных широкой публике моделей, используемых специалистами на местах. Эффективность таких моделей так же нельзя отрицать, если нет фактических оснований для этого.

В общем, из существующих моделей можно выделить:

- групповой тренинг с родственниками больных страдающих хроническим алкоголизмом (например, модель В.Д. Москаленко)

- группы взаимной поддержки и самопомощи Ал-Анон/Алатин

- групповые встречи родственников больных при реабилитационных центрах, где больные проходят лечение, тут основная задача – на примере собранного критического опыта, минимизировать вероятность провокации родственником рецидива у больного (составляется каждым реабилитационным центром, на основе существующего опыта)

- индивидуальная психокоррекция, либо психотерапия, в которой специалист выполняет весь комплекс коррекционных мероприятий (программа подбирается специалистом, в соответствии с направленностью своего психотерапевтического образования, индивидуально и отвечает актуальным запросам пациента)

- индивидуальное консультирование и психокоррекция, где специалист выступает одновременно в роли психотерапевта, и в роли инструктора (коуча), помогающего пациенту организовать его деятельность, тут основная задача – повышение качества жизни пациента (данная модель подробно разбирается далее)

Весь комплекс упражнений для группового тренинга, а так же другие материалы, предлагаемые В.Д. Москаленко можно бесплатно скачать по ссылке http://www.koob.ru/moskalenko_v_d/

О собраниях Ал-Анона / Алатина, вы можете узнать, позвонив по телефону: 8 (903) 174 - 75 – 71, либо написав по адресу:

123242 Москва, а/я 50,

Российский Совет по обслуживанию

Cемейных групп Ал-Анон/Алатин, либо по электронной почте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Модель индивидуального консультирования родственников больных хроническим алкоголизмом.

Стратегия преодоления.

Преодоление созависимости происходит только при использовании системного подхода в работе с пациентом. Психолог выполняет лишь часть мероприятий в данной программе, взаимодействуя с другими специалистами и направляя пациента к ним. Психолог выступает в этом случае в роли инструктора, который организует деятельность пациента по оказанию себе помощи.

Программа должна включать в себя:

  1. Образовательный цикл

                   Задачи:

  • Формирование представления о масштабах проблемы
  • Актуализация терапевтической мотивации
  • Коррекция анозогнозии
  • Формирование психотерапевтического запроса

         Методы:

  • Интерактивная лекция
  • Групповая дискуссия
  • Психологическое консультирование
  1. Индивидуальную и групповую психотерапию

         Задачи индивидуальной психотерапии:

  • Коррекция постстрессовых расстройств
  • Коррекция анозогнозии
  • Коррекция алекситимии
  • Коррекция нарушений целеполагания
  • Мотивирование на групповую психотерапию
  • Работа с внутренней картиной здоровья

                  Методы:

  • Ресурсные психотехники (Эриксоновский транс, арт  

         терапия, телесно-ориентированная психотерапия, ребефинг,

         свободное дыхание и т.д.)

  • Рациональная психотерапия
  • Нейро-лингвистическое программирование
  • Когнитивно-поведенческая терапия
  • Тренинг целеполагания
  • Мотивационное консультирование

         Задачи групповой психотерапии:

  • Катарсис и компенсация подавленного травматического

         материала

  • Выявление деструктивных поведенческих паттернов
  • Формирование навыка произвольной защиты

         психологических границ

  • Развитие эмоционального интеллекта
  • Формирование проекта личностного изменения
  • Прописывание новой модели поведения
  • Формирование навыка отслеживания своих

           психологических защит и сопротивления и навыка  

                               произвольного предпочтения их компенсации

           Методы:

  • Трансперсональная психотерапия
  • Динамическая психотерапия
  • Гештальт терапия
  • Психодрама и т.д.
  1. Поддерживающая группа самопомощи, либо

         поддерживающее консультирование

         Задачи:

  • Профилактика постстрессовых расстройств
  • Мотивационное консультирование
  • Выявление актуальных запросов
  • Обмен опытом
  1. В случае необходимости, медикаментозное сопровождение  

         психиатром

          

Процесс выздоровления, в случае отказа от продолжения работы, может быть обратимым.


Личность психолога.

Особого внимания для выполнения актуальных задач в процессе оказания психологической помощи родственникам больных страдающих хроническим алкоголизмом требует личность психолога. К работе с этим контингентом клиентов, как правило, имеют интерес специалисты с аналогичной психологической проблематикой. То есть, это люди воспитанные в дисфункциональных семьях. И в этом случае, возникает прямая необходимость в предварительном прохождении личной психотерапии самим психологом, с разрешением всех основных терапевтических задач.

Проводить эффективно коррекцию постстрессовых расстройств может лишь человек, который самостоятельно имел опыт преодоления аналогичных состояний.

Развивать эмоциональный интеллект у пациента может только человек с более развитым, чем у него эмоциональным интеллектом.

Проводить коррекцию анозогнозии может только человек, который сам не страдает от неё.

Учить, как определять и эффективно защищать свои личностные границы может лишь человек, имеющий устойчивые личностные границы и опыт произвольной защиты их, и т.д.

Кроме того, существуют особенности восприятия человеком речи другого человека, которые распространяются так же на ситуацию контакта психолога с клиентом в условиях приема.

 

                                  

Рис. 2

Если представить, что силуэт слева обозначает пациента, а силуэт справа обозначает психотерапевта, то векторы в очередности сверху вниз будут обозначать (рис. 2):

  1. Фактически наблюдаемый психотерапевтом поведенческий акт пациента, которым может быть как любой жест, так и сказанное слово или фраза.
  2. Прохождение полученной фактически информации через индивидуальные фильтры восприятия психолога.
  3. Интерпретация информации прошедшей через фильтры восприятия.
  4. Реакция психолога на услышанное и произошедшее, которая может быть как ответным словом или фразой, так и выводом о чем-то, который сделал психолог.

К индивидуальным фильтрам восприятия в данном случае относится так же и комплекс психологических защит психолога, выстроенный относительно актуальной для него психологической проблематики. И соответственно, мы можем увидеть, что в случае наличия у пациента и у психолога аналогичной проблематики, психолог просто не сможет увидеть суть проблематики пациента, поскольку фильтр его психологических защит просто не пропустит информацию, не искажая её таким образом, чтобы защитить психолога от актуализации его личной проблематики в сознании.

Именно поэтому, в практике такого специалиста, кроме личной психотерапии, необходима регулярная супервизия.


Примеры актуальных для работы техник.

Приведенные ниже примеры психотехник актуальных для работы с родственниками больных хроническим алкоголизмом, неоднократно использовались специалистами НКД№5 и доказали свою практическую ценность.

Но для осуществления полноценной психокоррекционной программы предложенных техник не достаточно.

Для решения психотерапевтических задач, при оказании психологической помощи родственникам больных хроническим алкоголизмом, необходимо профессиональное владение каким-либо официальным психотерапевтическим методом.

Тем не менее, первый этап работы выполняется практически полностью методами психологического консультирования, важность этого этапа переоценить нельзя и об этом всегда должен помнить психолог консультант.

Техника работы с границами.

Границы

Ситуация

Мои реакции

Мои действия+/-

Итог

Физические

       

Эмоциональные

       

Духовные

       

Сексуальные

       

 

Техника составления таблицы защиты границ позволяет научить человека отслеживать ситуации нарушения его границ, анализировать свое поведение в эти моменты и искать способы произвольной защиты для повторных ситуаций.

Перед проведением техник необходимо провести с клиентом образовательную беседу на тему личностных границ, чтобы он точно понимал, о чем идет речь. На основе материала полученного от клиента в ходе предварительной беседы необходимо привести ему примеры нарушения его личностных границ и проговорить, каким образом он бы записал этот опыт в таблицу.

Таблица границ – это домашняя работа. В первой колонке обозначены виды личностных границ.

Во второй колонке необходимо записывать в течении недели ситуации нарушения личностных границ.

В третьей колонке клиент описывает подробно свою реакцию. Сюда входят мысли, чувства, состояния, переживания и т.д. Все, что клиент сможет заметить и запомнить. Это необходимо для осознания клиентом состояний вызванных нарушением границ, и для осознания причинно-следственной связи между нарушением границ и состояниями, возникающими впоследствии.

Далее, клиенту необходимо описать свои ответные действия. Это, как правило, либо уход, либо нападение. Провести анализ, чем помогает защититься это действие, какие минусы в нем?

Итог записывается на приеме у психолога. Психолог проговаривает плюсы и минусы реагирования клиента на ситуации нарушения границ, выясняет, как можно изменить реакцию, чтобы минимизировать ущерб, либо как можно устранить возможность аналогичного повторного нарушения границ. Если клиент не находит вариантов в течение долгого времени, психолог предлагает варианты сам.

Способы защиты личностных границ:

  1. На вербальном уровне существует два варианта защиты личностных границ.
  • У меня есть права на границу и у тебя есть право на границу. Мы можем договориться о тех границах здесь и сейчас, которые нам удобны в данной ситуации».
  • Я не считаю возможными такие слова или действия в мою сторону. Нет, нет и ещё раз нет
  1. На невербальном уровне, защита границ – это установление фактических границ (двери, щеколды в дверях, разделение предметов гигиены, раздельная посуда, установление освежителей воздуха, разное питание, правила поведение на общей территории и т.д.)
  1. Административное давление. Использование участкового, милиции, социальных служб возможно в тех случаях, когда больной алкоголизмом нарушает своим поведением существующее законодательство в отношении правил поведения граждан.

Все вышеописанные варианты подходят для практической работы. Но родственникам больных хроническим алкоголизмом зачастую бывает трудно вообще представить ради чего стоит защищать свои границы. У них зачастую возникают сложности с тем, чтобы вспомнить ощущение защищенных границ. В таких случаях рекомендуется использовать гипносуггестивную технику «Дом».

Техника «Дом»

В состоянии неглубокого транса человеку предлагается построить дом в собственном воображении. Смысл техники в том, чтобы человек ощутил некую защищенность внутри воображаемого дома, отгородился мысленно границами от существующих угроз и расслабился в воображаемой комнате, построенной для себя и отвечающей всем его желаниям.

Примерный вариант текста для наведения транса:

Вы можете устроиться поудобнее, так удобно, как хочется Вам, так чтобы это удобство стало для Вас лёгким и приятным, было удобно Вашей спине, рукам, ногам, шее, чтобы было удобно голове.

И погружаясь в транс, вы можете попробовать расслабиться еще чуточку больше чем сейчас, потому что именно в расслабленном состоянии проще всего почувствовать себя комфортно и чем больше расслабление, тем приятнее ощущения в теле, и чем глубже вы погружаетесь, тем больше по телу расходится волна удовольствия.

И Вы можете насладиться этим, погружаясь все глубже и глубже, и расслабляясь все больше и больше.

И наверное каждый из нас, в какой–то момент своей жизни задумывается над тем, что ему хотелось бы иметь свой дом…

Чтобы в нем было место, где можно было бы сесть у камина, в удобное кресло, расслабиться глядя на огонь, и погрузиться глубоко-глубоко, наслаждаясь тем, как языки пламени обволакивают друг друга, слушая успокаивающее похрустывание дров, и задуматься над чем-то важным, над чем-то очень глубоким, и увидеть что-то в себе, что можно показать лишь себе самому(ой)

И чтобы построить дом, для начала нужно выбрать какое-то место, где его хотелось бы построить, и наверное, это должно быть место, где Вы могли бы чувствовать себя в безопасности, место, где Вам было бы комфортно, место, где бы Вам нравилось находиться…

И я предложу Вам, представить такое место…

И когда у Вас есть такое место, самое время подумать о проекте, потому что, чтобы построить дом, для начала нужно иметь проект его строительства…

И я предложу Вам представить такой проект…

Может быть, это какая-то небольшая модель, а может быть просто рисунок, или чертеж… на который можно был бы посмотреть и подумать, чтобы бы Вам хотелось в него добавить, чтобы Вам хотелось из него убрать…

И сейчас я сделаю паузу, а когда Вы подумаете, мы сможем продолжить и приступить к строительству… (пауза)

И чтобы начать строительство, нужно сначала понять, хотите ли Вы строить свой дом самостоятельно, или хотите позвать кого-то себе на помощь… Может быть, Вы захотите позвать кого-то из своих родственников, а может быть каких-то других значимых для Вас людей… Или Вы решите, что все что Вам нужно для строительства и так есть у Вас … или в Вас… и Вы захотите позвать себе на помощь какую-то частичку себя самого…или несколько частичек…

             И Вы можете это сделать…

И когда у Вас есть уже проект и строители, можно приступать…

И для начала, чтобы построить дом, нужно сделать фундамент…

Потому что именно от фундамента зависит, насколько устойчивым будет дом, насколько спокойно и комфортно будет в нем жить…

И чтобы построить фундамент нужно погрузиться на какую-то глубину… и поставить опоры … а может быть, Вы захотите сделать бетонный фундамент, или какой-т еще…и Вы можете это сделать…

И когда фундамент готов, можно приступить к строительству первого этажа…Нужно определиться, насколько толстыми будут стены, будут ли они деревянными или из кирпича…где будет входная дверь, где будут окна, какие они будут, сколько их будет … будут ли они в каждой комнате, или нет… будет ли один вход в дом, или два…И Вы можете это сделать…И когда внешние стены готовы, можно приступить к строительству комнат… и может быть, Вы захотите, чтобы в Вашем доме была комната для гостей, комната для близких людей… и Вы можете это сделать… и может быть, Вы захотите сделать еще какие-то комнаты, и Вы можете это сделать… но обязательно не забудьте сделать одну, самую важную, самую главную комнату…Комнату для себя, в которую могли бы войти только Вы, в которой Вы могли бы обустроить все так, как Вашей душе угодно…чтобы именно в этой комнате было максимально комфортно для Вас… и может быть Вы захотите, чтобы в этой комнате был камин и удобное кресло рядом с ним, а может быть, Вы захотите поставить какую-то другую мебель в эту комнату… и Вы можете это сделать…

И может быть, Вы захотите, чтобы в этой комнате было окно, или дверь, Ваш собственный выход… и Вы можете это сделать… Вы можете сделать что угодно в этой комнате, потому что это Ваша комната… и сейчас я сделаю паузу, а потом мы продолжим…(пауза) И когда готова комната для себя, самое время построить крышу…И это должна быть крыша, способная защитить Вас от непогоды, от пролетающих мимо птиц, от жаркого солнца … И Вы можете сделать такую крышу, какую хотите…

И когда Вы закончили дом, я предложу Вам посмотреть на него со стороны…и может быть что-то добавить, какой-то оберег на крышу, или что-то еще… и Вы можете это сделать … И когда последний штрих сделан, Вы можете войти в свой комнату в этот дом, занять самое удобное и комфортное место… расслабиться, погрузиться куда-то глубоко глубоко… чтобы насладиться проделанной работой в полной мере… И у Вас есть столько времени, сколько Вы хотите, а когда Вы решите, Вы сможете вернуться в эту комнату и открыть глаза.

Техника колесо баланса.

Техника позволяет структурировать процесс качественного изменения жизни и провести коррекцию нарушения целеполагания.

Инструкция к технике.

  1.    Нарисуйте диаграмму. Разделите ее на несколько секторов, так, чтобы, в случае необходимости, сектора можно было делить еще.
  2. Представьте, что диаграмма отражает вашу идеальную жизнь. Какими сферами жизни вы бы заполнили сектора, в этом случае? Заполните тем, что считаете наиболее важным для себя. Если не хватает места, то делите сектора еще.
    Например:
  3. Оцените по 10-бальной шкале насколько каждая из сфер реализована, 0 — совсем не реализована, 10 — реализована на все 100%! Отобразите полученные результаты на диаграмме:
  4. Ответьте себе на вопросы:
    Какая из сфер является ведущей?
    Изменения каких сфер полностью зависят от меня?
    Изменения каких сфер зависят не только от меня?
    В какой сфере хочется начать изменения в ближайшее время?
  5. Запланируйте ближайших три шага и запишите из в качестве основных целей на ближайшее время.
  6. Далее, относительно каждой цели выстраивается цепочка целеполагания и составляется план действий, который в дальнейшем реализуется.

Цепочка целеполагания выглядит так:

Мотивация – цель – задачи – алгоритм действий – ресурс необходимый для их выполнения – прогнозирование результата – действие - оценка фактического результата.

Примечания:

Цель.
Признаки эффективно сформулированной цели:

  • Конкретная
  • Позитивная
  • Реалистичная
  • Желанная
  • Достижимая во времени
  • Измеримая количественно

Задачи:

Основной вопрос :

Как Вы можете этого достичь?

Алгоритм:

Основной вопрос:

Что Вы можете сделать уже сейчас?

Прогнозирование результата:

Представьте что Вы этого достигли, как Вам это?

Что дает Вам этот успех?

Какие открываются перспективы?

Что будет в случае неуспеха?

Какие действия Вы предпримите в случае неуспеха?

Работа с техникой «Колесо баланса» может продолжаться в течении долгого времени, до нескольких месяцев.


Данное методическое пособие составил медицинский психолог Тараянц. А.В.

Материалы подготовлены на основе учебно практических семинаров, проходивших в филиале №8 МНПЦ Наркологии, совместно с МСПП, в 2011-2012 годах.

По вопросам обучения обращаться - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

109390, г. Москва, ул. Люблинская, д. 37/1, телефон: +7 (495) 660-20-56

Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения города Москвы

Госпитализация +7 (499) 178-27-59

Горячая линия + 7(495) 709-64-04

Расписание собраний групп самопомощи на территории МНПЦ наркологии:

- Вторник : И-Анон (родственники игроков)

- Среда: Анонимные Алкоголики 14.15

- Четверг: Анонимные Наркоманы 19.00

- Пятница: Анонимные Игроки 19.00

- Пятница: Ал-Анон ( родственники алкоголиков ) 19.00

- Пятница: ВДА ( Взрослые Дети Алкоголиков ) 19.00

- Суббота: Анонимные Игроки 16.00

Консультации для родственников по вопросам госпитализации и лечения по понедельникам и четвергам с 17 до 20 часов.

"Лечение в клинике Центра - БЕСПЛАТНОЕ для жителей г. Москвы. Пациенты, проживающие в Московской области и других регионах РФ, могут быть госпитализированы в Центр на бюджетной основе по направлению Департамента здравоохранения города Москвы."


ЛИТЕРАТУРА

В.Д. Москаленко

У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А.Г. Чеславской — М.: Независимая

фирма “Класс”, 2002. — 224 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 103)

  1. Зайцев С.Н. Созависимость — умение любить: Пособие для родных и близких наркомана, алкоголика. – Н. Новгород, 2004. – 90 с. – (Сер. «Зеркало»).

Зайцев С.Н.

  1. Мой алкоголизм: Самоучитель отказа от алкоголя. – Н. Новгород, 2004. – 108 с. – (Сер. «Зеркало»).
  2. Абабков В. А. Проблема научности в психотерапии. — СПб, 1998.
  3. Александер Ф. Психосоматическая медицина. — М., 2000.
  4. Александров А. А. Современная психотерапия: курс лекций. — СПб, 1997.
  5. Берн Э. Трансакционный анализ и психотерапия. — СПб, 1994.
  6. В 24 Варга А. Я., Драбкина Т. С. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс. СПб.: Речь, 2001. - 144 с.
  7. Юрьев Г. П. Мировоззренческая травма как один из филогенетических механизмов аддик-ций // Аддиктология. № 1. 2005.
  8. Янг К. С. Диагноз — интернет-зависимость // Мир Интернет. № 2. 2000.
  9. Ясперс К. Общая психопатология. М., 1997.
  10. Психосоциальная аддиктология. Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева. Новосибирск, Издательство «Олсиб», 2001 - 251с.
  11. Шереги Ф. Э., Арефьев А. Л., Вострокнутов Н. В., Зайцев С. Б., Никифоров Б. А. Девиация подростков и молодежи: алкоголизация, наркотизация, проституция. М., 2001.
  12. Шумский Н. Г. Алкогольные (металкогольные) психозы // Руководство по психиатрии: В 2 т. / Под ред. А. С. Тиганова. М.: Медицина. Т. 2, 1999.
  13. Шюркуте А. А. Психопатология и клиника шизофрении, протекающей с навязчивозтями // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. № 11. 1990.
  14. Энтин Г. М. Лечение алкоголизма. М.: Медицина, 1990.
  15. Шабанов П. Д. Руководство по наркологии. СПб., 1999.
  16. Шабанов П. Д., Штакельберг О. Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация / Под ред. А. Я. Гриненко. Серия «Мир медицины». СПб.: Лань, 2000.
  17. Шабанов П. Д., Штакельберг О. Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация. СПб.: Лань. 2000.
  18. ШайдуковаЛ. К. Ауто-деструктивные и аддиктивные аспекты раннего женского алкоголиз-ма// Наркология, № 9. 2003.
  19. ШайдуковаЛ. К. Зависимости выбор и преодоление // Казань: Анархис, 2005.
  20. ШайдуковаЛ. К. Наркомании, алкоголизм, вопросы профилактики и реабилитации. Казань. 2002.
  21. ШайдуковаЛ. К. Особенности формирования и течения алкоголизма у женщин//Дис.... д-ра мед. наук. М., 1996.
  22. Шайдукова Л. К. Сексуальная агрессия в клинике женского алкоголизма // Вопросы нарко-логии. №4. 1993.
  23. ШайдуковаЛ. К. Феномен «стигматизации» при женском алкоголизме // Современные про-блемы психиатрии. Казань, 1994.

 

 

Добавить в закладки

Добавить сайт в закладки

Поиск

Контакты

             Форма обратной связи
             E-Mail: tarayants@mail.ru
             Тел: 8 (926) 235-21-49

 

Счетчик