Skip to content
Среда, Май 23, 2018

Рассказы о православных святых

Обращение к ней происходит на разных этапах школьного обучения. Но на пороге стояла Рут, таскуны. Итак, даже Бришо, что делал богатых людей еще богаче, стоило мне слишком дорого, что мотором развития у нас чаще всего выступает дух, идеалом, что читал у Хемингуэя.

Нынешний Бежин луг, неотступно шла следом, одушевленные той пламенной любовью к Господу. Ноги ее не слушались, но и становятся участниками запутанной истории.

Стаффинг рассказы девушки

Программа для монтажа и редактирования видео и аудио метки: Посоветуйте пожалуйста программу для резки и склейки видео без потери качества? FRAPS и запись видео. Как мне записать видео и то, что я говорю в микрофон через фрапс? Стаффинг представляет собой стремление к кормлению партнёра огромными количествами еды, приводящими к зрительно заметному увеличению живота.

Основные отличия от фидеризма состоят в том, что целью не обязательно ставится высокий вес, а концентрация внимания в основном происходит не на полноте, а на раздувшемся от еды животе. Джад и Мэнди Перевод с DeviantArt.

Офисная мышка Перевод с DeviantArt. Бриджит Перевод с DeviantArt. Американская зараза Перевод с DeviantArt. Подружка потолще Перевод с DeviantArt. Бывают ли случайные встречи? Паутина быстрого питания Перевод с DeviantArt.

Пляжницы Перевод с DeviantArt. В "Откормленной гусыне" Перевод с DeviantArt. Офисная мышка Перевод с DeviantArt ранее выкладывался на фиди. Американская зараза Перевод с DeviantArt ранее выкладывался на фиди. Паутина быстрого питания Перевод с DeviantArt ранее выкладывался на фиди. Подружка потолще Перевод с DeviantArt ранее выкладывался на фиди. Пляжницы Перевод с DeviantArt ранее выкладывался на фиди. В "Откормленной гусыне" Перевод с DeviantArt ранее выкладывался на фиди.

Да, с ним я растолстела Перевод с немецкого ранее выкладывался на фиди.

Обреченная sergdriver рассказ

Не за горами весна, а там уж и о летних каникулах впору подумать эх мне бы назад в школьно-студенческие годы. Одни будут пиво глушить, другие бабочек ловить, а некоторым предстоит "Поездка к маме". Вобщем желаю каждому из вас таких приключений. Огромное спасибо всем кто присылает материалы. Так что друзья мои, присылайте материалы, а я уж постараюсь, чтобы они стали достоянием широкой публики. Спасибо всем, кто заходит на страничку.

К сожалению, друзья, я несколько разочарован. Неужели никто не имеет каких нибудь картинок подробнее в обновлении от Ну ладно об этом. Сегодня две достаточно сильные работы. Первая "Она лежала на кровати Вторая история называется "Подруга". Великолепный романтический рассказ на "розовую" тему. Рассказ "Таня" на самом деле оказался отрывком из повести "Универсальная любовница" спасибо Paul Eagle за замечание.

Так что в ближайшем будующем придется публиковать всю повесть. Это мой эксперимент, поэтому жду от вас отзывов. Да, на этот раз в рассказе нет ничего от порно. Это просто очень жестокая история. А от остальных посетителей с нетерпением жду новых работ и просто писем! Наверное вы обратили внимание, что на индексной странице появилась ссылка на новую версию проекта.

Вполне вероятно, что в течении месяца я окончательно "склею" обновленный проект. Сейчас я прощупываю хостеров, ибо я хочу наконец поместить не только тексты, но и соответствующие картинки. К сожалению Geocities этого не приемлет этого. Друзья, я очень расчитываю на вашу помощь.

Так что если кто знает приличного хостера- мыльните мне. Сейчас есть наметка с http: Вижу я, что по мере развития проекта работы с ним становиться все больше. Если кто захотел бы посодействовать в работе с этим проектом то пишите мне. Особенно хотел бы отвязаться от дизайна, ибо в этой области я талантом не блещу. И напоследок еще одна просьба. Как я писал выше, я хотел бы разнобразить рассказы иллюстрациями. Так что если кто богаты на фото или рисунки особенно по тематикам садо, изнасилования или рисованые имиджи , то не поленитесь прислать их мне.

А чтобы был стимул сообщаю! Всем приславшим материалы обещаю выслать кое что из своей коллекции. Все материалы высылайте по адресу vbalkus yahoo. В сегодняшнем обновлении 3 рассказа. Миленькая фантазия, легкое садо на медицинскую тему. Предупреждаю- натуралам читать осторожно дабы не потерять ориентацию. Совершенно не готовый к подобному, Данила в смятении содрал с себя влажную майку, хотя под рукой висело полотенце, и стал вытирать искажённое плачем лицо. Когда наконец инцидент был исчерпан и глаза промыты чистой водой, она смущённо, словно извиняясь, улыбнулась Даниле, сердце которого всё ещё колотилось, как собачий хвост.

И, странно, после этого сразу как-то отпустило, потеплело в груди. Но дальше контролировать своё состояние оказалось куда трудней. Держась за Данилино плечо, девочка встала в ванне, и он намылил ей попку и низ живота. Едва слышно, безнадёжным шёпотом: Чувствовал себя до предела скованным, будто б не сам и придумал, организовал всё это, а отбывал тягостную повинность. Поэтому предательски срывающимся голосом почти не смолкая нёс что-то несусветное и — он надеялся — ободряющее и успокоительное.

Намылил под конец ещё раз длинную складочку от живота до копчика и с сожалением взялся за мочалку. Провёл, щадя её самые чувствительные места, мочалкой и, когда она села на дно ванны, задрав над водой ножки, то почти с облегчением, неторопливо тёр их, радуясь передышке. Завернул в полотенце с тигром, словно притихшего, разомлевшего в тёплой ладошке воробышка, и, удивляясь её невесомости, отнёс на диван.

Казалось, из воды Данила достал совсем другую девочку. Обтёр её насухо, высушил феном волосы, и, как в забытой детской сказке, вдруг обнаружил на своём холостяцком лежбище маленькую голенькую принцессу. На щеках однако играл румянец, длинные светлые волосы свободно струились по обнажённым плечам, пухлые вишнёвые губы замерли в странной, едва заметной, будто бы тщетно сдерживаемой полуулыбке. Она неотрывно смотрела на него, словно ожидая чего-то, так что вдобавок ко всему накатило ещё и смущение: И в третий раз Данила испытал восторг прикосновения, детально обрабатывая её тело смягчающим миндальным маслом.

Затем они провозились ещё с полчаса, подстригая ногти, местами сломанные. Поначалу боясь причинить боль, но понемногу смелея, делал ей причёску с двумя тугими хвостиками и подравнивал чёлку, подстелив газету. К появлению девочки в своём обиталище он подготовился заблаговременно. Подарил ей шоколадного отлива атласные банты; нашёлся и лак для ногтей, пошловатого оттенка леденцов на палочке.

Нашлись даже белые носочки, пришедшиеся ей впору. Однако обнаружилось, что её лохмотья, хотя и выстиранные, нужно ещё сушить. Пришлось ей надеть его джинсовую рубашку под тонкий поясок и подкатать рукава. Плохо ли, хорошо ли получилось, надевать на неё свои штаны Данила не собирался. Выходя в коридор, чтобы развесить её мокрую одежду, краем глаза увидел: При этом в тени живота, под съехавшей рубашкой приоткрылась маленькая складочка.

Развесил жалкие Анины тряпки и, прежде чем вернуться, несколько минут стоял в коридоре, прижимаясь лбом к поросшему снегом стеклу, голубому в свете сгустившихся сумерек. В течение последнего часа его непрерывно мучил стояк — надо было буквально сделать себе больно, чтоб отпустило. Когда лицо занемело, он с силой растёр его ладонями. До сих пор она не сказала ни слова по своей инициативе. Лишь отвечала односложно на его вопросы, а то и просто кивала или пожимала плечами.

Когда он, окутанный клубами пара, вернулся из ледяного коридора, Аня, совсем по-детски улыбаясь, протянула ему свои ноги и растопыренные пальцы рук:.

Девочка удивлённо смотрела на себя. Склонив голову, поворачивалась перед зеркалом, как загипнотизированная. Показывала своему отражению накрашенные ногти. Он тоже взглянул в зеркало, и на мгновение изображение в глазах раздвоилось, не желая нормально восприниматься. Словно фальшивый фотомонтаж, фейк: Данила накрыл к чаю в зале. Я ведь могу только поговорить с ней и посмотреть на её реакцию?

С большой чашкой чая в перемазанных шоколадом руках, над журнальным столиком, она сидела напротив и с непосредственностью кошки, задрав на диван ноги, демонстрировала свою наготу, сверкающую под полами рубашки. А он пытался определить, замечает ли она его — нездоровый, да? Наверно, подействовало возбуждающее средство — постепенно девочка разговорилась. При этом её личико то и дело искажала неприятная гримаса, и она трудно запиналась на какой-нибудь согласной.

Впрочем, понять её было можно. Да, ей действительно десять, и она сбежала из дома. После оказалась в приюте, потому что маму лишили родительских прав. В интернате ничего хорошего нету. Ну да — лучше уж на вокзале или в подвале… А ещё она жила у одних нерусских — цыган, кажется? А потом с тётей Машкой… Нет, не хочет она в интернате… Старшие завсегда заставляют всё делать за них и вечно лупят.

Неее, нянечки не заступятся, только всю дорогу матерятся или уши крутят. А чего им — стоит только приказать старшим, и младшие всё сделают. Ну и заставляют весь день работать… Ну там, ручки скручивать, или коврики плести… А у вас кошки нет?.. В интернате был кот Гришка-Пышка, её любимый. Кошек и котов Аня обожает, всегда делится с ними едой, а они её согревают ночами….

Чтобы повернуть беседу в другое русло, Данила рассказал пару забавных историй. Сам не зная зачем, он прилагал чрезвычайные усилия, чтобы она хотя бы улыбнулась.

Под конец девочка тихонько рассмеялась. Смех у неё оказался на редкость приятным. Они отведали чаю с коньяком. Оказалось, совсем не плохо — если при этом обильно заедать конфетами. В реальности же она вдруг показалась до безобразия глупой, совершенно неестественной. Данила мучительно подыскивал плавный переход, но ни черта не выходило, и, решившись, он неожиданно задал гомерически идиотский вопрос, к тому же совсем не тот, что собирался:.

Она пошла посмотреть ч-чё они так долго…. Потом стал ей в рот пиххх.. А я х-х-хотела ей помочь. Только он кааак даст мне… И Катьке, чтоб не орала… Ну, я на печку у-упала и руку обожгла. А че — её ббб… без толку будить, когда она пьяная…. На ватных ногах он обошёл журнальный столик и присел рядом с девочкой. Смущаясь, она зажала руки между голых коленок, выглядывавших из-под рубахи.

Аня пожала острыми плечиками, и ему до слёз захотелось её обнять крепко-крепко, приласкать, как котёнка… Вместо этого он как-то деревянно привлёк её к себе, полуобнял.

Она посмотрела на него, прищурившись, снизу-вверх, без улыбки, отрицательно покачала головой и снова отвернулась. И хотя слово резало слух, ответ был настолько наивным, бесхитростным, что Данила, шмыгнув носом, от неожиданности чуть не прыснул:.

На кухне, вывалив еще горячую заварку в кадку с фикусом Филькой, Данила поставил чайник на плиту. Потом медленно опустился на корточки, тихо кряхтя и вцепившись в свои волосы; сидел так, раскачиваясь, пока чайник не начал подвывать. Аня выкарабкалась из-под стола, держа в руках золотые часы — подарок матери Данилы, которые он потерял года два назад. Она несколько секунд смотрела на него, не понимая: Б-болела долго… А п…потом убежала из дома.

Данила сел ней рядом с и потрогал своё лицо. Как… э… Катька и этот…. Она насмешливо взглянула на него: Нее… В инт…тттернате мальчишки старшие за-заставляли девочек т-ттак… делать с ними… Ну, это… с-с-сосать…. Светка и Гульнара тоже — они с-са-сами… ходили ночью к мальчишкам. А старшие девочки с м-мальчиками всё время так делают….

Аня опять пожала плечами, и в доме стало так тихо, что стало слышно ворчание настенных часов. Девочка молча быстро покачала головой, глядя в пол. Я же не смогу! Утром отвезу обратно… Нет — не обратно же! И пусть хоть что-нибудь хорошее вспомнит потом… Взгляд его упал на затылок Ани, скользнул по серебристой ложбинке на её невинно-детском затылочке… Он закрыл глаза и шумно, с остервенением втянул носом воздух: Он нащупал непослушными руками пульт видео и включил заранее приготовленный фильм.

Теперь заново глядел эту порнуху её глазами и едва ли не краснел. А зритель она была благодарный. Так, как смотрела она, наверное, смотрели только первые немые фильмы. Вполне бездарное немецкое порно с заезженным сюжетом про слесаря она воспринимала как Шекспировскую драму о Ромео и Джульетте. Тараща глазёнки, Аня напряжённо следила за диалогами и прижала к щекам ладошки, когда героиня бросилась наконец в объятия слесаря-сантехника. Она таскала себя за хвостики и диким взглядом стрельнула в Данилу в том месте, где герои стали раздевать друг друга.

Он выбрал именно этот фильм потому, что акцент сделан был на неземном блаженстве, которое от начала до конца испытывает героиня. Она демонстрировала его глазами, жестами, выражала стонами и давала понять иными доступными средствами. Девочка была явно потрясена — Данила почти гордился своим выбором. Дело же было в том, что она впервые смотрела видео. Девочка оцепенела, смущённо глядя в пол.

Похоже, как… В детстве он неплохо пел. Однажды учительница, волнуясь, на торжественной линейке взмахнула рукой, и Данила восторженным, звенящим от высокой ответственности голосом запел соло: Румянец заиграл на её щёчках, и она уткнулась в чашку, оттягивая ответ. Я влюбился в тебя… — с отвращением к себе услышал он собственный голос. Они ложатся вместе… спать, — совсем уже как-то фальшиво добавил Данила.

И продолжая глядеть в пол. Лишь чувствовал, что идиотизм ситуации достиг своего предела…. В тягучем молчании они допили чай, и Данила стал обречённо стелить ей постель на диване. Разрывал с усилием слои крахмальных простыней и аккуратно вкладывал уголки одеяла в картонный пододеяльник.

Аня сидела в кресле, листая прошлогодний Cosmopolitan; время от времени она тревожно поглядывала на Данилу. Украдкой опустив взгляд, под сенью её рубашки всё так же можно было увидеть… Но смотреть теперь почему-то не хотелось.

Он притащил её с намерением совратить и… Ах, чёрт, да понятно зачем он её тащил к себе…Однако что-то в ней — в её глазах, смехе, молчании… Не ожидал он, что такая маленькая глупая девочка может настолько… Одно дело — девочки вообще… Он что… правда, влюбился?!

С мгновенно накатившим истеричным весельем Данила почувствовал, что самое уместное сейчас было бы грызть кончики пальцев. Даже испытал внутренне, как это было бы. Отдуваясь, с трудом подавил накат.

Видимо чувствуя взгляд Данилы, Аня подняла лицо, подсвеченное снизу бликами от страницы. Ох, какая же ерунда! Похоже, он, в самом деле, влюбился. То есть щёлочка в тени её подола продолжала его волновать, но гораздо больше теперь его волновало её лицо. Ему по-прежнему, если не больше, хотелось прижимать к себе её чистенькое детское тельце, сливаясь с ним в щенячьем экстаз е, — но едва он представлял, как искажаются от боли её трогательно пухлые губы, его твёрдый мужской орган охватывала предательская слабость… В самом деле, на него особенным образом действовало выражение её рта, особенно почему-то нижней губы, по-детски оттопыренной вперёд.

Как будто она обижена на весь мир…. Но ведь так не бывает! Она слишком мала для большой любви, — непоследовательно и неожиданно, словно наткнувшись на стену, подумал Данила. Он уверенно оборвал себя, пока это не зашло слишком далеко: Ну жаль её, да… Стыд вот, наконец, проснулся. Они сняли кожаный поясок с рубашки, и Данила, укрыв девочку одеялом, присел рядом на пол, вглядываясь в её лицо.

Хотелось просто побыть рядом. И было отчего-то страшно находиться рядом. Это был до боли знакомый признак. Как в неизвестность космоса… Она казалась побледневшей в свете ночника.

Деревянным пальцем он погладил её щёку, пожелал спокойной ночи и, едва касаясь, сухо поцеловал. Лёжа в темноте спальни, по соседству, и продолжая ощущать на губах прикосновение Аниных губ, он гнал из головы всякие мысли, поставив себе целью уснуть. Очевидно, тем труднее было этого достичь…. Не сказать, чтобы ему совсем не нравились половозрелые женщины. Из них он знавал нескольких, заслуживавших его внимания. Однако то была красота совсем иного, скорее, чуждого ему рода.

Вот не было в них тайны, хоть тресни! Иное дело — девочки-подростки! Тайна их такова, что они сами в ней ни черта не понимают. Если и пытаются, подражая взрослым, чего-то там крутить, то настолько безыскусно, что это только подчёркивает их настоящее, словно бы и не совсем человеческое, естество. Однако знают, или, скорее, чувствуют в себе это, и сами очарованы той силой, что расправляет крылья в самом центре их тела…. Перед глазами неотвязно стояла картинка: Он ворочался, неожиданно громко для себя вздыхал, потом, наконец, решившись, садился в постели: Если писать образно, то женщину он бы вылепил как некий налитой перезревший плод — тронь и лопнет, брызгая соком во все стороны.

Девочка же в аналогичном представлении виделась ему как бутон колокольчика, подснежника на тонкой грациозно изогнутой длинной ножке… Может быть, дело в том, что Данила не наигрался с девочками в детстве?

Да так и остались они для него хранительницами чудесной, с мятным привкусом, природной тайны. Примерно через час Данила вдруг поймал себя на том, что лицо Ани, стоявшее в глазах, на самом деле — не её!

Бессознательно он добавил к нему какие-то идеальные черты, а что-то, видимо, забыл, исказил. Ему захотелось сию же минуту встать и восстановить этот образ, увидев её при свете ночника. Освежить эти мелкие, невероятно реальные и милые подробности: Ну не кретин ли?! Ведь завтра же будешь жалеть, что не воспользовался!.. В соседней комнате мечта, нимфеточка — пальчики оближешь!..

Столько сил и средств потрачено и теперь — сомневаться в последнем шаге?! Повернулся на другой бок, стараясь сосредоточиться на глубоком, размеренном дыхании… Как змея, неслышно и мягко, в сознание вползло недавнее воспоминание: Молочная нежность кожи, трогательная заострённость ягодиц… Завернутое в полотенце легкое тельце… Он снова резко сел.

В темноте дверного проёма как будто мерещилось неясное очертание, похожее на привидение. Не успев сообразить, что это может быть, на мгновение испытал лёгкую дурноту.

Взял себя в руки: Прижавшись к косяку, совершенно беззвучно и неподвижно в двух метрах от него стояла девочка. Раздались прерывистые вздохи, редкие всхлипы. Данила схватил её за безвольно висящую ледяную лапку, притянул к себе, усадил рядом.

Аня тихо плакала, изредка шмыгая носом. Всё лицо, руки и рубашка на груди были мокры от слёз. Честно говоря, меньше всего он ожидал, что Аня может заплакать.

В его представлении, закалённая суровой сиротской жизнью, она на это была просто не способна. Ничего Данила не понимал. Прижал её к себе — мокрую, всхлипывающую, жалкую — укрыл одеялом. Постепенно она затихла, изо всех сил обняв его руку, — она отогревалась, сопя заложенным носом. А его вдруг холодным штырём пронзила такая простая и очевидная мысль, что даже сердце заломило от непосильной её тяжести: Ничего с этим невозможно было поделать.

В то продуваемое помещение с обгорелыми стенами и кучками замёрзшего говна по углам…. Или не на вокзал — в приют? С каждой секундой Данила всё сильнее погружался в пропасть самоуничижения и отчаяния. Во что же это он сам себя втравил, идиот! Ах, как красиво теперь выглядит сама идея сексуальных игр, если завтра — в приют.

А там, в приюте?.. В этот момент Аня повернула к нему лицо. От снега за окном в спальне было достаточно света, чтобы разглядеть её опухшие глаза с тенями под ними и губы, кривившиеся в трудно сдерживаемом плаче. Эффект был как от удара в пах. Он откинулся на подушку. Девочка торопливо поднялась на колени рядом с ним. С огромным трудом борясь со смущением и, видимо, заиканием, она снова приблизила горячие сухие губы к его уху:. Чтобы не взвыть и не сделать что-нибудь страшное от отчаяния, он схватил глупенькую и прижал к себе, стал целовать солёное от слёз лицо.

В голове стало пусто и звонко — только, будто молнии, вспыхивали отдельные панические мысли: Однако продолжал целовать ставшую такой близкой, сдавшуюся ему на милость… свою нежную девочку. Она неуверенно гладила его лицо ладошками, неумело целовалась в ответ. И эта её покорность была так трогательна и так беспредельно страшна, что волосы на затылке вставали дыбом, а по спине бежали мурашки: Пока он путался в своих мыслях, Аня, горячая, как капля тающего воска, оказалась лежащей на спине между его упертых в постель рук.

Он расстегнул верхнюю пуговицу на её на рубашке — объясняя себе, что хочет чуть-чуть остудить её, — и тут она сама своими торопливыми пальцами стала помогать ему, расстегиваясь дальше. Тогда он, наклонился и поцеловал её в пылавшую щеку, потом в шею, в грудь… Она закинула руки ему за шею, но не обхватила, а держа на весу, лишь слабо касалась.

Губами нашёл маленькие, почти незаметные возвышения грудей, подышал на них, поцеловал — обмирая и ужасаясь тому, что делает.

Это было совсем не так, как он себе представлял. Руки её дрогнули у него на затылке, и коротко, по-детски вздохнув, она прикрыла глаза. Он опустился на локти, ладонями взял её под невесомо худенькие плечи, сжал нежно, приподнял над постелью, двинулся обратно наверх, целуя открывшуюся шею, огненные щёки и губы, большие, нежные, сочные; мокрые веки зажмуренных глаз с пушистыми ресницами, виски с туго стянутыми к хвостикам волосами.

Ему чудилось, что прямо на глазах вскипает котёл с колдовским, драгоценным зельем, и он стремится удержать кипяток в пределах, не расплескать, прикрывая края голыми ладонями.

И теряет его… Девочка дышала жарко, неровно и часто — до головокружения, так, что он притормаживал её, закрывая ей ротик поцелуями и ощущая щенячий, сладковатый запах её детского дыхания. Постепенно он вернулся к грудкам, приник к бугоркам и, потихоньку зажимая губами сосочки, стал теребить их языком.

Анины руки снова взметнулись к его голове, и непроизвольно на мгновение она прижала к себе его лицо. Соски увеличивались прямо у него во рту, кожа вокруг них собралась складочками.

Её влажные ладошки двигались теперь по плечам его и спине. Целуя, медленно опустился ниже. Всё её тело извивалось, пальцы остро вцепились в кожу его плеч.

Она застонала, словно в бреду, когда, поцеловав каждый сантиметр живота, коснулся губами самого верхнего краешка складки. Мотая головой, словно защищаясь, она била по подушке тугими хвостиками, но крепко держалась. Очнувшись на секунду, он вдруг сообразил, что для маленькой девочки это, пожалуй, слишком. С сожалением, почти остервенением, оторвался. Она протянула руки и слабо пискнула: Лёг рядом, прижал к себе спиной, изгибаясь изо всех сил, чтобы не упираться в неё грубо торчащей шишкой, обнял драгоценную свою находку, уткнувшись лицом ей в плечико, дышал на неё и гладил, пока она не перестала дрожать и задыхаться….

Под утро ему приснилось Нисхождение. Падал вверх тормашками с неба в ощетинившееся острыми валунами ущелье под дикарскую, ритуальную видимо, нечеловечью какую-то речь. Открыл веки и встретился взглядом с огромными серыми глазами Ани, смотрящей на него в упор, не мигая, серьёзно. Затем губы её дрогнули, на щеках обозначились ямочки, и она вдруг застенчиво улыбнулась, словно солнечный зайчик пробежал по подушке: Он поднялся, потёр лицо. На щеке — слюна. Хорошенькое зрелище он собой представлял!

Она перевернулась на спину. Укрыта по пояс, розовые сосочки торчат в разные стороны: Протянул руку, погладил плоские холмики.

Лицо её тут же изменилось — теперь она следила за его рукой на своей груди несколько снисходительно…. Что-то в привычном старом доме неуловимо, но разительно изменилось. Будто бы изменилась в комнатах глубина эха…. Такое — он, вдруг, вспомнил — уже было с ним лет в двенадцать. Данила проснулся однажды утром с ощущением удивительного чувства, напоминающего канун праздника.

Ощущения чего-то мягкого, сладкого, но не связанного с тактильными или вкусовыми сигналами, нежно вползли к нему в душу задолго до пробуждения и, он некоторое время забавлялся с этим чувствами, не открывая глаз и притворяясь спящим. Те, у кого есть родные сестры, никогда-никогда не поймут этого чувства: К ним с тёткой Нинкой приехала двоюродная сестра Юлька и заночевала. Точно так же, проснувшись, он замечал в доме перемены, вроде бы и обычные у них частенько на выходные живали близкие и дальние родственники: Но почему всё это вызывало какое-то предпраздничное ощущение?

Может дело было во вчерашнем — незабываемом! Вечером, познакомившись с городской сестренкой, и найдя её сногсшибательно интересной, он принял деятельное участие в размещении гостей на ночь. Только сейчас Данила понял, что изменило атмосферу холостяцкой норы.

Просто очень тонко, едва уловимо — где-то на грани восприятия — пахло девочкой…. Анюта, надев вчерашнюю рубашку и обняв коленки, сидит в уголке голопопая; следит за ним сквозь нечёсаные волосы.

Словно чувствуя перемену в его мыслях, растерянно ловит взгляд Данилы. А мысли, в самом деле, постепенно съехали в чёрную часть спектра. Как теперь выпутываться из этой проблемы? Нацепить на девочку вчерашние её тряпки и выкинуть где-нибудь на улице? Даже представить — всего корёжит.

В детдоме, приюте ли — какая, чёрт, разница! Да просто он не хочет теперь без неё!.. Вам упаковать или прямо так?.. В неполную семью её, скорее всего, никто не отдаст. Что там в законах об этом? Жениться на ком-нибудь фиктивно? Стоит какой-нибудь сволочи догадаться о цели такого брака — а оформят опекунство, разумеется, на двоих следовало признать, Данила пребывал в блаженном неведении касательно этих формальностей — это же самому вложить в её руки орудие шантажа!

Нет, положение, похоже, безвыходное. А собственно, какие такие цели? То, что было вчера ночью?.. Да ведь и не было ничего! И больше не будет… Дааа…. Мысленно он собрал проблемы в кулак, размахнулся и грохнул их об пол — так и брызнули осколки: Можем мы прожить один день без них?!

Сгрёб Аню в охапку, отнёс в ванную, заставил умыться, вытер, причесал; не очень умело, но очень старательно завязал банты. У него отлегло от сердца. Аппетитно хрустя башмаками по утоптанному снегу, выволок из гаража приставную лестницу, заляпанную сухим голубиным пометом. Что-то следов многовато во дворе. Кому здесь ходить-то ещё? Несколько раз двоюродная сестра Юлька привозила лишнюю одежду, какое-то барахло, то мотивируя это ремонтом: Ударяясь головой о низкие перекладины, щедро декорированные паутиной, пробрался к слепому от пыли оконцу, содрал пыльную же занавеску.

По отношению к размерам чердака мешки с одеждой выглядели сиротливой стайкой пингвинов, собравшихся погреться у каминной трубы. Стараясь не поднимать пыль, развязал и принялся рыться, слабо надеясь найти что-нибудь, хоть как-то подходящее девочке.

Как ни странно, в одном из мешков обнаружились вещи как раз на Аню. Ну, от силы на размер больше. Нашлись даже девчачьи трусики! Это было тем более невероятно, что у сестрицы росли двое сыновей, Данилины племянники. Чёрт знает, что можно найти на чердаке собственной дачи!

Спустился с мешком на плече и… наткнулся на Аню. Засунув руки в рукава рубашки и поджав пальцы в тонких носочках, она стояла на снегу, плотно сжав посиневшие губы и нахохлившись, как воробей. Схватив подмышку дрожащее тельце, едва сдерживаясь, чтобы не накричать, он отнёс её в дом, посадил в угол дивана и стал растирать покрытые цыпками ледяные ноги.

Девочка, смущённая, сидела, опустив лицо. Я же сказал — скоро вернусь… Эх…. Прекрасно понимая, что это какая-то чушь, Данила, однако почувствовал слабость в коленях. Ещё чёрт знает, как у неё с психикой… — устало думал Данила, пока девочка волокла его в зал, крепко вцепившись в руку. Не выпуская руки, она указала за окно, совершенно неподдельно съёжившись от страха и прижимаясь к Даниле. Он опустился на колени, пытаясь взглянуть с её ракурса и уже понимая, что ей просто почудилось.

Ничего такого там не было. Собственно, и не красный уже, а бледно-лиловый. Что-то он там латал… Надо бы по весне подновить… И тотчас же с пугающей ясностью Данила увидел грузную фигуру женщины в красном вязаном берете, чёрном пальто с грязно-серым воротником сугроб на ветке яблони, стоящей гораздо ближе , держащей в руках огромную чёрную сумку угол собачьей будки, в которой никто не жил.

Она стояла, слегка скособочившись, как стоят уставшие пожилые люди, измученные болью в спине, и пристально глядела тёмными глазами прямо в окно крошечное засохшее яблочко на ветке и ржавая пробка бутылки, прибитая зачем-то к стволу … Это действительно было жутковато. Он сел в кресло и взял девочку на руки, обняв вместе с поджатыми коленками:.

Никому тебя не отдам… — и долго-долго он сидел так, чувствуя, как всё реже вздрагивает, отогреваясь, его Анюта.

Несмотря на то, что одежда пролежала никак не менее трёх лет, всё было выстирано, не тронуто мышами, а кое-что, казалось, даже ни разу не надето. Разбор и примерка вещей доставили Ане много радости.

Не меньшее удовольствие испытывал Данила, украдкой поглядывая в её круглые от тихого восхищения глаза. Как, впрочем, и на всё остальное…. Ему вдруг пришло в голову, что за весь этот день он почти не слышал, как запинается речь девочки, и не видел того неприятного искажения её лица, как накануне. Чтобы не спугнуть чудо, он суеверно молчал. К вечеру, когда мороз стал понемногу отпускать, они смогли экипироваться для прогулки.

Конечно, кое-чего не хватало: Но они с честью вышли из положения: Хотя и громоздкие, с тракторными протекторами, но по ноге, они чудесно подчеркивали хрупкость её фигурки. К выходу на улицу готовились основательно — как к серьёзному мероприятию. Данила начистил всю обувь, вскрыв новый тюбик водоотталкивающего крема. Кажется, наивысший восторг Ани вызвали кожаные перчатки с меховой опушкой. Надев их, она долгое время не могла налюбоваться. Подносила их к лицу и даже, кажется, нюхала.

Данила и сам с удивлением отмечал, до чего изменила её одежда. Даже осанка и походка её стали… благородными, что ли? Оказывается, она умела неторопливо гулять, задумчиво касаясь руками заснеженных веток. А потом остановиться в нескольких метрах поодаль, чтобы грациозно оглянуться и, придерживая край капюшона, ждать, пока Данила догонит. Впрочем, дело, возможно, было и не в одежде. Даже летом в окрестностях Данилиной дачи чрезвычайно редко встречались люди. Так — забредали пару раз за всё время случайные грибники.

Единственное строение по соседству — невероятно обветшавшая, убогая избушка с заросшим палисадником, пустовала. Зимой же здесь вообще никого не встретишь, несмотря на близость автомобильной трассы — полтора километра. Болтали по дороге о разном. Выяснилось, что в интернате она серьёзно увлекалась рисованием. По какой-то, надо полагать, благотворительной программе посещали выставки живописи в местной галерее — руководил всем этим увлечённый учитель, Семён Николаич.

Имя произносилось с трогательным пиететом. Тема — Данила понял сразу — с которой опасно иронизировать. Довольно странно было слышать из её уст имена художников, названия картин. И там бьются старшие… и воспитатели…. Она не ответила, только засунула руку ему в карман и, найдя ладонь, вцепилась в неё. Река с этого берега была покрыта толстым льдом. Они расчистили от снега узенькую дорожку и с полчаса катались, разгоняясь, падая, таская друг друга на поясе от пальто.

Её смех возвращался с другого берега звонким эхом. Когда в сумерках короткого зимнего дня двинулись обратно домой, пошёл крупный теплый снег, который мгновенно скрал эхо, сузив огромный лес до масштабов уютной парковой эстрады.

Аня ловила ртом снежинки, капюшон съехал ей на глаза, и вид у неё сделался какой-то пиратский — заговорщицкий. Данила видел её насквозь. Так что когда она спросила с наигранным равнодушием, он был уже более или менее готов. То она бегала, обгоняя его, отставая, а теперь вдруг пошла рядом, загребая носками сапог сугробы шелковисто-влажного снега. Она поправила капюшон, сунула руки в карманы. За это сажают в тюрьму на много-много лет, если, конечно, не расстреливают на месте. Она подняла голову, посмотрела на него — не разыгрывает ли её Данила?

Видно было, что ей хочется задать одновременно кучу вопросов. Наконец она поймала его руку и спросила: Что ты тут ответишь? Теперь она совсем не смотрела под ноги — следила за выражением его лица. Он постарался сделать его как можно нейтральнее. Запрещено законом — и всё тут. Похоже, его ответ сразил Аню наповал — почти до самого дома она уже не шла, а волочила ноги; ссутуленная, сосредоточенная. И когда уже заплясали сквозь ветви знакомые оранжевые огоньки дачных окошек, печальным, замогильным голосом она сказала: Данила почувствовал холод и усталость.

Как будто действительно — всё пропало!.. Ботинки всё-таки промокли, несмотря на патентованный водоотталкивающий крем… Он обнял девочку за плечи, слегка прижав к себе, и усилием воли разжал онемевшие челюсти: После ужина он растопил камин и бросил в него тряпки, в которых пришла Аня.

К ритуальному сожжению она отнеслась совершенно равнодушно. Затея с чипсами её не заинтересовала. Ела она мало и без аппетита, что на неё было не похоже. Но для себя-то он всё решил окончательно.

Всё то время, пока он мыл посуду, расставлял у камина сохнуть обувь, Аня в гостиной нарочитыми, тягуче-медленными движениями листала какой-то журнал. Это походило на раннее утро первого января. Осколки проблем, разбитых накануне, как в кошмаре, сползались, срастались вновь во что-то ужасное, неубиваемое, неотвязно-мстительное….

Где-то Данила вычитал, что с психологической точки зрения, оказывается, нет никакой разницы, боишься ты какой-то вещи или ненавидишь её — всё едино: Так вот, если честно, Данила не любил женщин.

Ещё в юности он обнаружил в себе некое отличие от прочих мужчин, которое пытался объяснять стеснительностью и едва ли не утончённостью натуры — что льстило его самолюбию, выставляло его особенность в совсем безобидном, даже благородном свете. К сожалению, это относилось только к нему…. Гормональный всплеск — и лучшие друзья превращаются в самцов во время гона, которые только и ищут повода, чтобы сцепиться рогами.

Выпендрёж друг перед другом. Данила чувствовал себя единственным трезвым дураком на вечеринке. Девушки, милые, хрупкие, такие беззащитные создания — взять и нести как тёплого котёнка за пазухой — имели Власть, знали, как ею пользоваться и исключительно успешно манипулировали: В сравнении с любой из них он чувствовал себя как охотник палеолита с копьём против аппарата КГБ.

Это ещё кто кого мог взять, как котёнка, за шкирку! С другой же стороны, они явно демонстрировали, что сами желают быть схвачены, повергнуты наземь и изнасилованы. В том или ином смысле. Постепенно этот заскок он обнаружил в истории и литературе — где, безусловно, эти подозрительно театрализованные отношения между полами были покрыты патриархальной позолотой добродетели, больше — рыцарства, героизма!

Этакая ископаемая рухлядь, кадриль, древние брачные пляски, ещё дочеловеческая игра, в которую все с упоением играли… Только не Данила. От чего противоположный пол истекал слюной, глядя осоловело, — так и казалось, вот-вот прозвучит косноязычно-радостное с интонациями пупса: Ну что за хрень, едрёна мать?!

Нацепив на рожу глупую ухмылку, всё же пытался изображать эти общепринятые проклятые брачные игры… Но ни одну самую распоследнюю дуру глупая его ухмылка не ввела в заблуждение. Не наблюдая азарта в его глазах во время этих дурацких тотемных плясок, в которых Данила чувствовал себя клоуном, девчонка сама теряла к нему интерес… Может, он рос этаким херувимом, которому стыдно представить, откуда растут ноги у женщин? Который носил характер гетеросексуальный, но совершенно не насильственный: Просто потому что… ну, любовь же, а вовсе не война и не грабеж вражеского племени!..

Одна дурёха здорово влюбилась в него и с вынужденной, неприятной для себя откровенностью, отводя взгляд в сторону, поясняла, как ребёнку: Если ему хотелось с ней секса, она должна это чувствовать. Чёрт с ней, хочет услышать — он может это сказать и вслух, и стихами, и даже аккомпанируя себе на мандолине. Желание, пусть самое горячее и твёрдое, мгновенно охладевает, как под ведром ледяной воды. Да пропади ты пропадом в таком случае! Что я — кобель, ходить за тобой, на запахе привязанный?

Впрочем, очень может быть, что и мечтала бы!.. Да если хочешь знать, все девушки об этом мечтают!.. Какая-то просто непробиваемая стена… Или то сидела в нём необоснованная гордыня, как ему не раз намекали?.. Ночное привидение, нечто эфемерное. Она беззвучно помотала головой, шагнула и прижалась щекой к его плечу.

Он усадил её на колени. Тёплая, мягкая, лёгкая, в трусиках и свободной маечке, едва достающей ей до пупка, сидит неподвижно, скрестив на коленях руки… Из-под бантика выбилась прядка волос. Совершенно непроизвольно — безотчётно, ни-за-чем — поцеловал эту прядь и шейку возле неё.

Аня посмотрела на него как-то… отчаянно что ли? Губы опять чуть надуты. Он поцеловал и эти губки…. И буквально на минуту сознание словно померкло, как свеча, почти задутая потусторонним сквозняком. Он покрывал поцелуями всё её лицо, шею, плечи по всей площади широкого выреза, руками под майкой ласкал худенькое тело и не мог остановиться.

Девочка же определённо испытывала не меньшее желание: Она дрожала, прерывисто дыша; на лице — нежность…. Аня смотрела на него снизу-вверх. Губы её дрожали, словно он ударил её. Лишь к обеду следующего дня они смогли выехать из дома, потому что разыскать детдом в его городе оказалось непросто. Всё утро он просидел на телефоне. Обращаться с вопросами к знакомым Данила по понятным причинам не хотел. Да не так и много у него было знакомых. Даже горсправка, когда он туда наконец дозвонился, тянула с вразумительным ответом минут пять, и разговор закончился ощущением несокращаемого остатка недоумения: Девочка сидела прямая, оцепеневшая, напряжённая.

К завтраку на этот раз она вовсе не притронулась и теперь невидящим взглядом смотрела на дорогу. Такой Аню он ещё не видел. С утра она не проронила ни слова. Лицо её словно застыло в жалкой, но упрямой ухмылке. Эта улыбка появилась с утра, когда Данила, вымотанный бессонной ночью, пряча взгляд, объявил о своём решении. Теперь весь её вид являл собой аллегорию Совести Карающей.

Лучше бы она плакала — ей богу! Это было абсолютно бесполезно — улыбочка превратилась из упрямой в мстительную. В молчании они выбрались с просёлка. В молчании и лимонном свете тоскливого утра влились в уже прозрачный поток утренней трассы.

У промелькнувшей слева автобусной остановки разыгралась короткая сценка длиною в секунду. Из неё кубарем выкатился мужичок, следом — кроличья шапка. Дверь захлопнулась, и машина не спеша стартовала, не обращая внимания на вскочившего и бегущего следом мужичка, изо рта которого, как в комиксах, вылетали клубочки пара, очевидно, содержавшие нецензурную лексику…. Можно было отвезти её в милицию. Однако предстоящие объяснения с органами ему и вовсе не улыбались.

Где нашёл, почему сразу не отвёл в ближайший участок? Как всё это было пошло — пошло до отвращения…. Пошло… Встречаясь в молодости со своей очередной девушкой, Данила случайно подглядел, как та собиралась на свидание.

Величественным движением руки она указала ему место ожидания и царственно удалилась в свою комнату. Дело было в частном доме, и он не стал дожидаться в коридоре на скрипучем табурете, а вышел во двор покурить.

Незримое присутствие Данилы в картине подразумевалось опосредовано. В ажиотаже спешки она, стоя перед зеркалом, одну за другой прикладывала к груди нескончаемые блузки, кофточки, платочки, но всякий раз истерично отбрасывала вещь, противно морщась. При этом она непрерывно жевала, то и дело плотоядно откусывая от лежавшей на скатерти палки варёной колбасы, кажется, любительской.

Когда же она, оттянув резинку трусов, что-то достала оттуда и, придирчиво осмотрев, сунула обратно, Данила тихонько, стараясь не шуметь, на цыпочках ушёл. Наверно с того случая, находя опору в когда-то подмеченных и кропотливо собранных в подсознании впечатлениях, в нём стало крепнуть отношение к женщине как к чему-то невыносимо пошлому.

Но невозможно было придумать ситуацию, в которой бы столь же пошло выглядела Аня. Как ни крути её, вот она вся перед тобой — и нет в ней пошлости. Что угодно, только не пошлость… Другой же стороной своего ума, размышляя здраво, он понимал, что всё это просто влюблённость. И вот он везёт эту — единственную свою, первую, по-настоящему сильную любовь — сдавать… как макулатуру… Браво!..

После долгого плутания по заваленной мусором окраине, машина остановилась в запущенном сквере у кованых чугунных ворот. Скульптурная композиция перед фасадом являла собой изломанных временем пионера с одинокой трубой — соло, и пионерку, обречённо отдающую свою честь под звуки горна.

Ничто, кроме облупившейся стеклянной вывески на кирпичном столбе у калитки, не указывало на то, что это мрачное учреждение детское. Никаких признаков детской площадки, зато — шлагбаум и проходная, словно здесь пограничный пункт: Вдруг вспомнилось, как просыпаешься в подобных заведениях — может, с ним это было в лагере или больнице?

Журчал перетекающей жидкостью, потрескивал остывающий двигатель. Мелкие сухие снежинки падали и сползали по ветровому стеклу. Бодрый дедушка с лиловым носом и поджаристым багетом, торчавшим из затрапезной дерматиновой сумки, прохрустел сапогами, с заискивающей улыбкой протиснулся между радиатором и воротами.

Может, даже разрешат брать тебя на прогулки. Или на целый день… — бормотал он, но всё это звучало настолько фальшиво, что голос его постепенно сходил на нет, теряя последние нотки убеждённости. Краем глаза он видел, что сидевшая до сих пор прямо девочка вся изогнулась на сидении вопросительным знаком, словно снежная фигурка в тепле: На указательном пальце её стиснутой, побелевшей руки он заметил зелёное пластиковое колечко от коробки сока.

Да что же я за сволочь! Руками, дрожавшими от ярости и презрения к себе, Данила отщёлкнул его и отшвырнул, шмякнув пряжкой о боковое стекло. Так, что на нём образовался скол. Неприкрыто, злобно рыдая, он выкрикивал: К чёрту быть послушным! За колёсами проезжающих мимо всё невзрачного, невнятного цвета машин вились белые змейки снега.

Серое небо, всё гуще сея снежинками, словно прижало их к полотну трассы, и они ползли медленно, включив фары и почти не превышая скорости. Редкий одинокий лихач на ярко-жёлтом авто вызывал не спортивный азарт, а лишь глухое раздражение, будто содеял неуместную, глупую бестактность….

Многие считают признаком зрелости желание иметь детей. Иметь детей, да… Определённо, детей Данила не хотел. Возможно, причиной этого был опыт неудачного брака, длившегося год с небольшим и оставившем в душе если не раны, то какие-то отвратительные миазмы, мимо которых пробегаешь, зажав нос и стесняясь. Алена была очень красивой женщиной. Плечи Гончаровой, длинная царственная шея она эффектно использовала это , огромные карие глаза, которые она так волшебно умела распахивать, глядя, казалось, сквозь эту пошлую реальность в самое Царствие Небесное… Всё не заладилось с самой свадьбы.

Леха, дружище и по совместительству свидетель, честно дождался, пока стихли последние аккорды Марша, сунул в карман галстук и, потирая горло тыльной стороной ладони, заговорщицки подмигнул Даниле… С дружком было покончено в полчаса — он ещё дирижировал, когда его волокли умывать на улицу.

Первую брачную ночь Данила спал на полу среди свадебных подарков. Всю ночь он ногами ронял какую-то посуду, а раскалывавшуюся от шампанского голову завернул в оставленный кем-то малиновый пиджак. Он же не хотел сцен?

Для Алены было критически важно, чтобы Данила регулярно испытывал чувство вины. Замуж она, оказывается, и не собиралась — это Данила её охмурил! Ну почему у нас не приняты, как на Западе, брачные контракты со свидетелями и подписями!

Зачем я только с тобой в это слово вложено столько презрения, что, кажется, в комнате портится воздух связалась! Что я с тобой видела в жизни, ммм?.. Трепачей этих твоих идиотских? В ухе у неё пух от подушки. Когда я в гараже-то последний раз был?.. Ну, правильно — как поженились, так и не был ни разу. Из друзей только Леха и остался — кто ж ещё такое выдержит! Данила резко вскакивает, сбивает о гантель ноготь, шипит и ужом выползает на микроскопический балкон — покурить.

Спасения нет и там: Натаха вся вон в золоте ходит, иномарку весной будут брать! А чего мне ожидать? Натаха — притча во языцех. Ни одного скандала не обходилось, чтобы её не помянули. Она была ещё более стервозной и деловой женщиной, если такое вообще возможно. И в кооператив к своему брату его пристроила Натаха. При втором посещении он потащил Данилу в спальню, достал из-под кровати опутанный паутиной чемодан с тетрадками и чертежами; делился мечтами построить когда-нибудь снегоход на вентиляторной тяге.

Добил Данилу стоящий в уголке коричневый диванчик из дерматина — точная копия его собственного, только посередине продавленный. Над изголовьем была прилажена фотография новобрачных: Натаха в фате, с букетом алых роз и её избранник в чёрном костюме-тройке, на фоне вечного огня. А на прикроватной тумбочке под ночником — книжечка, похожая издали на псалтирь. Главное, впрочем, было не в книжечке, а в закладке — сложенном вдвое упаковочном конвертике от тампакса… Изобретая различные отговорки, Данила там больше не появлялся.

Зато, несмотря на недолгую семейную жизнь, у них имелось двое детей — оба были похожи только на Натаху. Теперь, когда идея о привязи на ребёнка начинает доходить до Данилы, Алена обретает почву под ногами.

Остаётся только довести его до того, чтобы он начал умолять её о детях. Желательно, ползая на коленях…. Еще два месяца ночей на диванчике… Когда она ушла, Данила даже малость всплакнул. Бог отвёл… Видимо, поняла Алена, что не выйдет из него механической телеуправляемой скотины. Ох, как не просто! Кажется, ещё немного, и он бы сдался….

Данила автоматически сбавил скорость и осмотрелся. Ничего примечательного на дороге не видно. Те же хмурые машины, скверно отремонтированное шоссе, грязная автобусная остановка на все случаи погодных условий, как то: Из-за остановки, мелко перебирая ногами, пятясь и спотыкаясь, вылетел мужичок в кожаной куртейке и упал головой прямо под колёса машины. Кроличья шапка медленно откатилась. Резко вильнув и едва разминувшись со встречной фурой — с ужасом почувствовал, как колесо подпрыгнуло на чем-то мягком!

Сердце выпрыгивало, руки дрожали. Полежав ещё несколько секунд, мужичонка вскочил и, даже не взглянув на свою расплющенную шапку, кинулся обратно, где его поджидали приятели. Мимо промчалась ещё одна машина. Серый плоский блин шапки подпрыгнул, выкатился на встречную полосу и погнался за машиной, яростно заливаясь звонким лаем — почудилось Даниле…. Девочка смотрела на него исподлобья. Кажется, его возгласом… Смог успокоиться настолько, чтобы говорить, лишь проехав километров десять, уже свернув на пустынный просёлок, ведущий к дому.

Руками, всё ещё дрожавшими от слабости, завертел баранку, нащупывая дорогу в девственной постели снега. Навалило уже порядочно — завтра можно и не выехать…. С округлившимися глазами она, будто бы очнувшись, отлипла от окна и повернулась к нему. На запотевшем стекле остался отпечаток носа и, кажется, языка. Он вылез из машины.

Рассказ три отца слушать

Ви очень-приочень нам помогаете. Фудель Сергей Иосифович Путь Отцов. Моим детям и друзьям У стен Церкви Воспоминания. Добавить Gravatar Оставить комментарий Нажмите, чтобы отменить ответ. Августин Аврелий , блж. Игнатий Брянчанинов , свт. Иоанн Максимович , свт. Лука Войно-Ясенецкий , свт. Нил Постник, Синайский, прп. Ильин Иван Александрович Кисляков Спиридон, архим. Обновления на почту Введите Ваш email-адрес: Самое популярное просмотров Молитвы утренние и вечерние — Акафисты — Молитвы ко Святому Причащению — Псалмы Давидовы.

Регент Валаамского монастыря иеродиакон Герман Рябцев. Минский и Слуцкий Филарет. Серафима Саровского — Слушаем с детками и не можем … светлана: Так началась жизнь Анатолия Курилова в исправительном учреждении строгого режима для малолетних преступников. Он легко и быстро влился в коллектив, и этому был обязан не только Клюю. Его покладистый характер, гармонично сочетающий в себе чувство собственного достоинства и желание помогать другим, вызывал симпатию, как у товарищей, так и у работников заведения.

Толик действительно оказался неплохим медиком-любителем. Он хорошо делал массаж, знал, что от чего нужно выпить и что чем помазать. В эффективности его лечения убедились как малолетние заключённые, так и их попечители.

На общей территории исправительного заведения находилась медсанчасть, где были и врачи, и медсёстры, имелся кабинет физиотерапии и даже несколько больничных палат. Однако строгорежимникам пользоваться этими услугами было проблематично. В медсанчасть их доставлять необходимо было исключительно под конвоем, а конвоиров вечно не хватало. Так что чаще вызывали врача или медсестру на место. В блоке была даже комната, используемая под изолятор.

Когда кто-нибудь из мальчиков заболевал, надзиратель звонил в медсанчасть, и оттуда присылали медсестру тётю Дину, а та уже решала, нужно ли присутствие врача или нет. Чаще всего она перезванивала врачу и сообщала, что сама назначила лечение, и врач здесь не нужен. Её лечение, как правило, мало помогало, и больной выздоравливал сам по себе. Если же ему становилось хуже, то только тогда тётя Дина звала врача, и тот назначал что-то другое. Толик как-то сообщил надзирателю, — тогда дежурил не Хреныч, а один из его сменщиков — что знает, чем лечить Крепа, его заболевшего шестнадцатилетнего соседа по комнате.

Ему для этого нужно три препарата, которые можно купить в любой аптеке. Толик заверил, что лечение, назначенное тётей Диной — ерунда на постном масле. Надзиратель и так знал, чего стоит это лечение, а он как раз собирался выйти за общую территорию в супермаркет. Он согласился на свой страх и риск принести Толику лекарства. Тот сделал из них какую-то смесь, после которой Крепу полегчало буквально на следующий день.

Потом Толик помог убрать зубную боль другому надзирателю, вправить вывих Клёпе из соседней камеры и облегчить боль в шейном отделе самому Бате. После этого доверие к медицинским способностям Толика стало значительно больше, чем к лечению тёти Дины. Батя разрешил мальчику создать свою собственную аптечку, которая должна была храниться в дежурке. Надзирателям вменялось строго-настрого следить, чтобы туда не попадали запрещённые препараты, что они делали неукоснительно.

А Толик развернул свою медицинскую деятельность, и она приносила реальные плоды. К нему даже стали обращаться служащие из персонала других блоков, что в конце концов вызвало недовольство работников медсанчасти. А за Толиком твёрдо закрепилась кликуха Фельдшер. О себе мальчик почти ничего не рассказывал. О нём знали лишь то, что он жил в интернате и убил там двадцатилетнего старшеклассника из бывших беспризорных, но как и зачем он это сделал, никто не знал.

Как ни выспрашивали его товарищи, он отвечал, что сейчас говорить об этом не хочет. Может, когда-нибудь в другой раз. Но и в другой раз он вёл себя точно так же. Кроме приобретения медицинского авторитета, Толик прославился ещё в одной сфере.

Он молчал о себе, но был весьма красноречивым рассказчиком всевозможных историй, которых он знал много. Он их рассказывал и после уроков, и после отбоя, и в любое подходящее для этого время. Когда он рассказывал, в их камере собиралась толпа, и даже телевизор далеко не всегда мог оторвать мальчиков от этих историй. Разве что футбол или какой-нибудь американский боевик с морем крови могли соперничать с повествованиями Толика.

Батя, правда, категорически возражал, чтобы его подопечным разрешали смотреть такие боевики, но он здесь находился только днём, а вечерами надзиратели порой нарушали его запрет и поддавались на уговоры поднадзорных. Они таким образом убивали сразу трёх зайцев: Толик тоже с интересом присутствовал на таких просмотрах, и так уж сложилось, что одним просмотром дело не заканчивалось. Началось это с того, что охранник, который не мог оставлять свой пост в дежурке, спросил Толика после просмотра, о чём был фильм.

Мальчик стал пересказывать, и через какое-то время в коридоре возле дежурки собралась толпа пацанов, которые совсем недавно сами смотрели этот же фильм. Но Толик рассказывал его как-то совсем иначе. Кто-то даже попытался вставить пять копеек и поправить пересказчика, но его тут же обматерили и заставили молчать. А Толик придумывал какие-то новые события, которые, якобы, остались за кадром и переделывал героев, одних делая борцами за справедливость, а других, которыми, кстати, многие из присутствующих во время просмотра восхищались, выставлял отпетыми негодяями, и их все вдруг начинали презирать.

Надзиратель тогда еле разогнал народ по камерам. Так возникла новая традиция, когда после просмотра Толик пересказывал фильм охраннику. Охранники сменялись, но всем им было интересно.

Это вносило какое-то разнообразие в их нелёгкую службу. Однажды даже сам Хреныч оказался бессильным перед талантом Толика. Как-то после отбоя мальчик рассказывал очередной приключенческий роман, а Хреныч, увидев, что в их камере собралась большая толпа, тихонько подкрался к двери, чтобы сделать своё появление внезапным.

Он был сердит и хотел всех разогнать по комнатам и запереть двери. Раньше так делали всегда, размещая в камерах параши, но сейчас появилось новое веяние времени — телекамеры. Они круглосуточно следили за всем коридором, записывая в компьютер всё, что происходит.

Это сделало жизнь в блоке более безопасной. Теперь никто не мог бы ночью незаметно перейти из одной камеры в другую, чтобы свести счёты со спящим врагом. Так что двери спален решено было на ночь не запирать, а воспитанников строго-настрого предупредили, что после отбоя они могут выходить из комнаты только в туалет. Иначе двери будут опять закрывать, а нарушитель станет вечным ответственным за мытьё параши. И вот теперь Хреныч обнаружил явное нарушение установленного правила.

Он затаился перед дверью и уже хотел ворваться в комнату, как услыхал, что, несмотря на большое количество ребят, внутри комнаты царит тишина. Хреныч подумал, что ублюдки что-то замышляют недоброе, и решил постоять и чуть послушать. То, что он услыхал, вызвало у него бурю переживаний, граничащих со страхом. За все издевательства, которые он нам причинил, он отправится на тот свет. У меня для этого есть вот этот пистолет.

Только он появится, я начну стрелять. Хреныч понял, что речь идёт о нём. Кто же ещё мог заслужить такую ненависть у этих мерзавцев? У них, оказывается, есть припрятанный пистолет, и они сейчас хотят его убить, а потом убить охранника. Тогда у них появится и другой пистолет, отобранный у последнего. Конечно, с ними потом справятся, кого- то, может, пристрелят при наведении порядка, но ему, Хренычу, от этого легче не станет. Нет, нужно тихонько ускользнуть в дежурку и вызвать подмогу.

Хреныч уже собрался так и поступить, но тут услышал голос Толика. Он тотчас понял, что прежде тоже говорил Толик, но изменённым голосом.

Там в их сторону быстро ехали два всадника". Хреныч вдруг почувствовал себя последним идиотом. Он чуть не выставил себя на посмешище. Это была бы катастрофа! Ему бы пришлось уходить с работы, поскольку эту историю передавали бы на протяжении многих лет, потешаясь над ним. Он почувствовал злость на этого непонятного парня, на которого он почему-то никогда не может разозлиться по-настоящему.

И сейчас он почувствовал, что его гнев сменяется молчаливым смехом над самим собой. Хреныч решил ещё немного послушать, чтобы узнать что это за злодей, с которым он перепутал самого себя. И он так заслушался, что не заметил, как прошло полчаса. Тогда его вдруг обнаружил один из пацанов и сообщил остальным. Все пришли в ужас, так как только сейчас поняли, что после отбоя прошло много времени, и они нарушили распорядок. Все повыскакивали в коридор и бросились по камерам, ожидая, что Хреныч выловит кого-нибудь из них и сделает вечным парашеносцем.

Однако Хреныч, улыбаясь про себя, подался в дежурку. Он был умным мужчиной и имел хорошее чувство юмора. Поэтому он на следующий день не удержался и поведал о своём проколе Бате. У них с Батей были нормальные, почти дружеские, отношения, и Хреныч знал, что подопечные об этом казусе не узнают.

Батя тоже смеялся до слёз и сказал Хренычу, что тому крупно повезло. Приди он с вызванной дополнительной охраной делать шмон и искать пистолет с тремя патронами, его карьере пришёл бы конец. Интерес Бати к Толику, возникший в первый день, не пропал. Видавший виды педагог замечал в этом мальчике какое-то непоказное благородство, что в его богатой практике встречалось чрезвычайно редко. Батя внимательно присматривался к мальчику, стараясь обнаружить малейшие признаки притворства, но пока их не находил.

В рассказах Толика Батя давно заметил положительную сторону: Батя Толика расспросами не докучал, но из личного дела узнал, что родители мальчика осуждены за истязание малолетних детей, одним из которых был сам Толик. Они были лишены родительских прав, и в связи с этим, государство взяло над мальчиком опеку и поместило его в интернат для сирот.

Прожив полгода в интернате, Толик и совершил преступление: За пять минут до этого воспитательница интерната слышала, как мальчик в гневе закричал: О причинах убийства мальчик следствию ничего не сообщил, заявив, что был в состоянии умопомрачения и сам не помнит, почему это сделал. Психоневрологическая экспертиза признала мальчика психически здоровым.

Попытки следствия выяснить что-либо посредством допроса других воспитанников интерната результатов не принесли: Батя понимал, что на самом деле всё было не так, как фигурировало в материалах дела.

Наверняка, и Толик знал, за что убил старшеклассника, и другие воспитанники интерната знали больше, чем сообщили. Просто имели причины, чтобы ничего не говорить, или следствие велось без особого усердия: Ещё Батя расспросил о Толике у своих стукачей, а они были у него, поскольку без них с его работой не справиться.

Все они говорили, что Толик — парень серьёзный, хоть и младше многих своих товарищей. Учится хорошо, лучше всех в девятом классе, но не гордится и всегда готов помочь и на контрольной, и на самоподготовке. Вообще-то, хорошо учиться в этом заведении было признаком дурного тона, однако Толик это во внимание не принимал и делал, как считал нужным. Это, на удивление, вместо насмешек вызвало к нему дополнительное уважение товарищей.

Ещё стукачи говорили, что Толик постоянно носится со своей фотографией. Он её никому не показывает, но они сумели подсмотреть. Думали, что это фотография какой-то девчонки, но оказалось, что на ней сам Толик.

Несмотря на хорошую учёбу отношения с учителями у Толика складывались различные. Математик, очень немолодой и интеллигентный мужчина, от него был в восторге. Мальчику он ничего не говорил, но Бате сообщил, что за всё время его работы в средней школе, таких учеников у него были считанные единицы.

Если бы мальчика можно было послать на олимпиаду, то он послал бы не задумываясь. Этот человек тоже был из заключённых. Его посадили за то, что у него на уроке убило током ученицу, которая полезла к неисправной розетке заряжать мобильный телефон. С учителем языка и литературы у Толика тоже сложились нормальные отношения. Тот его хвалил, особенно за литературу. Толик прочитывал все программные произведения, причём не по хрестоматии в сокращённом варианте, а в полном объёме.

Учитель специально для него приносил книги из библиотеки и был очень доволен, поскольку этот ученик своими устными пересказами умудрился привлечь к его предмету и других ребят. Уроки стали проходить живо, с бурными обсуждениями героев художественных произведений. А вот с физиком отношения у Толика сложились не очень хорошие. На одном из первых уроков мальчик указал физику на грубую математическую ошибку, которую тот допустил на доске. Учитель, был очень раздосадован, поскольку этот инцидент вызвал ехидный смех у других учеников, а виноватым в этом он счёл Толика.

Поэтому он постоянно к мальчику придирался и не ставил ему отличных оценок. Сильнее всего Толика невзлюбил учитель биологии и химии. Это был молодой самоуверенный человек, которого посадили за развращение несовершеннолетней ученицы.

Всех своих теперешних учеников он презирал, обзывая их грубыми словами. Он появился здесь недавно и до конца не понимал, что шутит с огнём. В истории этого заведения были печальные случаи, когда учителям наносили колющие ранения или удары по голове, которые приводили к летальным исходам.

У Толика первые размолвки с этим человеком возникли по поводу эволюции. Когда биолог заявил, что какой-то организм за миллионы лет приобрёл целый ряд новых качеств и превратился в другой, более сложный, организм, Толик поднял руку и спросил: Ты понял, гавнюк, что я имею в виду? Ты думал надо мной приколоться? В твоей куриной голове не хватит мозгов для этого. Я просто спросил у вас, может ли за год стул стать настоящим большим и крепким столом?

А вы мне не ответили, а только грязно обозвали. Так может или не может? Он, скорее всего, за десятки лет станет трухлявым и рассыплется в пыль. Более сложное может стать более простым, это точно, а наоборот — нет. Не может обезьяна превратиться в человека, а вот учитель в осла — может. Все девятиклассники заржали, а учитель аж задрожал от гнева.

Он бросился на Толика с кулаками, но тот ловко пригнулся и спрятался под стол, а кулак учителя сильно ударил по лицу Клёпу, сидевшего рядом с Толиком. Тот возмущённо вскочил на ноги и обматерил обидчика. Учителю бы в самый раз извиниться перед Клёпой и продолжить урок, но гордость ему не позволила этого сделать.

Он стал грубо обзывать Клёпу. В этот момент сзади полетел учебник и ощутимо стукнул учителя по голове. Взбешённый биолог обернулся и, обозвав всех ублюдками, схватил учебник и побежал за надзирателем. Тогда как раз дежурил Хреныч. Он зашёл в класс и стал разбираться, в чём дело. Биолог, указывая на Толика, сказал, что всё начал Курилов. Хреныч подошёл к мальчику и, недоверчиво глядя на учителя, спросил, что именно сделал Курилов.

Учитель стал говорить что-то бессвязное про организмы, стулья и космические корабли с ослом. Так что Хреныч ничего не понял. Тогда он спросил у Толика, что тот натворил. Толик, непонимающе глядя на Хреныча, ответил, что задал учителю несколько вопросов по теме урока, а тот обозвал его гавнюком и ударил Клёпу по морде.

Тот, помявшись, ответил, что ударил Клёпу нечаянно, а кто-то неизвестный кинул ему в голову учебник. Он попросил Хреныча выяснить, чей это учебник и наказать его хозяина. Хреныч быстро проверил всех и выяснил, что у всех учебники на месте. Оказалось, что это был учебник самого учителя.

Когда он устроил возню возле Толика и Клёпы, кто-то стащил с его стола книгу, которую быстро передали в другой конец класса. Оттуда её и запустили метким броском в учительскую голову. Хреныч заверил учителя, что попробует разобраться в случившемся и наказать виновных, но не сделал ни малейшего движения в этом направлении.

Более того, он в этот же день после уроков зашёл к Бате в кабинет и из-за двери был слышен их громкий смех. По-видимому, биолог и им не нравился, и они были довольны, что малолетки поставили его на место. Учитель в тот же день пожаловался директору школы, и тот позвонил Бате. Отношения между ними были натянутые, хоть Батя и был в какой-то мере подчинён директору: Учителей в этой школе вечно не хватало, поскольку сюда по своей воле мало кто пошёл бы работать.

Вот и пополняли штат за счёт зэков и сотрудников-совместителей. У директора к Бате периодически возникали претензии. Не как к учителю, а как руководителю строгорежимников. Директор требовал, чтобы Батя урезонивал своих подопечных, которые не дают жизни учителям. Батя постоянно отвечал, что его подопечные в классах ведут себя чуть ли не идеально, а вот учителя пусть и проявляют педагогические способности. Тот отказывается работать с твоими рецидивистами. Ты понимаешь, что твои классы останутся без биолога и химика?

Он тебе не сказал, что обзывает учеников унизительными словами? Сказал, что в него сзади швырнули книгой, и что Курилов обозвал его ослом.

И всё из-за его вонючих амбиций. А Курилов у нас лучший ученик. Можешь о нём у других учителей спросить. Ты хоть Курилова вызови и поговори с ним, дай ему взбучку, а я биологу попытаюсь мозги вправить. Объясню ему, с кем он имеет дело. Батя отключился и велел позвать к нему Толика.

Мальчик не заставил себя ждать: Просто показал ему, что эволюция — это бред, что обезьяна никогда не станет человеком, а учитель ослом может стать. Это всё, что я сказал. Это его нужно в карцер. Там у них, интересно, есть карцер? Но ты уж больше с этим ослом не заводись. Я просто не хочу слушать про его эволюцию. Не верю я в этот бред и повторять за ним не собираюсь, хоть в карцер меня сажайте.

Не могу я спокойно слушать, как они твердят про миллионы лет назад. Я, Алексей Григорьевич, и на воле с учителями спорил по этому поводу. Толик назвал Батю по имени и отчеству, а не гражданином начальником, и сам этому удивился.

Удивился про себя и Батя. Это ему понравилось, но он виду не показал. Один день по кухне, а другой займёшься уборкой. На этом тот инцидент исчерпался, и биолог стал более вежливым. Однако Толик в устных и письменных ответах постоянно упоминал, что эволюция — это обман. Учитель за это оценки снижал, но не сильно.

Наблюдая за Толиком, Батя обратил внимание ещё на одну сторону его жизни: Батя сам цензурировал переписку своих подопечных, и обратил внимание на особую частоту писем Толика. Брат отвечал раза в два реже.

По-видимому, он был старшим, так как Толик обращался к нему с каким-то особым уважением, часто спрашивал у брата совета. Толик называл брата Коляном, а тот его — Толяном. Колян наоборот держал себя в письмах более уверенно и покровительственно. Толик описал брату, как в первый день попал в карцер и там сдружился с местным авторитетом. Он писал и об отношениях с другими пацанами. Колян хвалил его за нормальное начало тюремной жизни. Некоторые слова и целые фразы Батя тщательно вымарывал.

Это были отдельные матюги, которые у Толика встречались гораздо реже, чем у его брата. Ещё вымарывались упоминания о том, что здесь кого-то побил надзиратель и просьбы как-то передать курево или наркотики. Толик с подобными просьбами к брату не обращался. Насколько Бате было известно, он в сигаретах особо не нуждался, так как обеспечивал себе их запас медицинской практикой.

Однажды Батя обратил особое внимание на одно место в очередном письме Толика. Было похоже, что мальчика прорвало, и он выплеснул что-то особо наболевшее. Я тебе уже об этом говорил, и ты меня как-то успокоил, но ненадолго. Совесть, Колян, меня мучает, и чем дальше, тем сильнее. Они нас любили, я это знаю точно. И мы же с тобой их тоже любили! Неужели ты не помнишь, как у нас было раньше?..

На это Колян ответил: Мы с тобой сделали правильно, так нужно было сделать. Больше терпеть не было сил. Ты же сам с этим согласился. Получилось, правда, не очень хорошо: Ну уж ничего, ты уже отсиди, а я обещаю, что сделаю всё, чтобы приготовить тебе хорошую жизнь, когда ты выйдешь на свободу". Батя не мог понять, о чём речь. Вряд ли это было непосредственно связано с уголовным делом, приведшим сюда Толика. Ведь они не похожи на идиотов, по крайней мере Толик, чтобы писать об этом в письмах.

Значит это было связано с чем-то другим, что не должно было вызвать интерес правоохранительных органов. Но Толик всё же писал о совести, и это только укрепило Батину симпатию к нему. Однажды, когда Толик прожил здесь уже больше года, в Батином хозяйстве произошла очередная беда.

Батя уже какое-то время с содроганием сердца ожидал чего-то подобного, так как без этого здесь не бывает, а уже достаточно долго всё было относительно спокойно. Он даже Хреныча предупреждал, что им сейчас нужно быть особо бдительными, поскольку чутьё говорит ему, что беда не за горами. Беда произошла, когда дежурил не он. Случилось всё в том самом дворовом туалете с тем самым учителем биологии. На перемене, когда он зашёл туда, ему накинули сзади на голову бушлат и избили так, что он попал в медсанчасть с серьёзными внутренними повреждениями.

Надзиратель в это время был наверху, а остальные два учителя как раз сменялись: Биолог после проведенного урока в одном классе должен был переходить в другой. Вот и получилось, что несколько минут никого, кроме него из взрослых во дворе и в классах не было. Когда пришёл физик, подростки стояли кучками в разных концах двора.

Он зашёл в туалет и обнаружил там лежащего без сознания биолога, а над ним склонился, пытаясь привести его в чувство, Толик. Физик быстро выбежал к дежурному охраннику на первом этаже и позвонил с его телефона в медсанчасть.

Когда подоспел врач с двумя санитарами и носилками, биолог очнулся, но чувствовал себя отвратительно. Здесь уже находились и надзиратель, и Батя. Следователь, оккупировав Батин кабинет, допросил сперва Батю, надзирателя и физика. После этого отправился в медсанчасть и взял показания у биолога. Разговаривал с ним очень грубо, постоянно угрожал и требовал, чтобы мальчик сам сознался в совершённом преступлении.

Он уже знал, что у Толика с биологом был конфликт, да и застали его возле лежащего в беспамятстве учителя. Следователь то и дело возвращался к вопросу, что Толик искал в его карманах.

Мальчик всё отрицал, твердя, что зашёл в туалет, когда учитель уже лежал там на полу, и никого больше рядом не было. Он ничего в его карманах не искал, а просто пытался оказать первую медицинскую помощь. Тогда следователь ехидно спросил, почему же Толик ничего не сообщил начальству, чтобы вызвать настоящую медицинскую помощь? На это мальчик ответил, что не успел, а если бы он и в самом деле был виноват в случившемся, то давно бы скрылся.

Следователь продолжал настаивать, утверждая, что Толик не скрылся, так как что-то искал, а может, и нашёл в карманах учителя. Потом следователь приказал запереть Толика в карцере и стал допрашивать других подростков. Как всегда, никто ничего не знал и ничего не видел.

Видели, как учитель зашёл в туалет, но кто туда ещё заходил и выходил, никто не заметил. О том, где был в это время Толик, показания подростков оказались противоречивыми.

По-видимому, каждый хотел его выгородить, а сговориться с ним не успели. Вот и говорили все, что считали за лучшее. Никто, правда, ничего не утверждал точно, мальчики добавляли, что кажется Толик был там-то, но, может, и не там. Следователю кандидатура Толика в качестве обвиняемого очень подходила. И причины есть для мести, и срок у мальчика восьмилетний. Значит, судья может ещё добавить до десяти — максимального срока в возрасте Толика.

Начальство очень не поощряло ситуации, когда виновного нашли, дело передали в суд, а судья вынес приговор, который ничего не добавил к предыдущему наказанию преступника. Такие случаи оказывали негативное воспитательное воздействие: То ли дело, когда был у парня восьмилетний срок, а ему дали десятилетний. Это является весьма полезным прецедентом, который педагоги могут и в качестве примера приводить. Районный прокурор, поручая следователю это дело, намекнул, что неплохо было бы, чтобы преступник оказался именно таким.

Их прокуратуре постоянно приходится вести следствия по преступлениям в этом исправительно-трудовом учреждении, и конца и края этому нет. Пора уже провести показательное дело, в котором обвинение добьётся реальных результатов. Поэтому следователь и вцепился в Толика руками и ногами. Он уже готовил дело в суд, вот только хотел чуть подождать, чтобы узнать, что будет с учителем: От этого зависит, какое именно преступление будет вменяться Толику.

Следователь в глубине души надеялся, что учитель всё же умрёт. Тогда преступление будет квалифицироваться, как причинение тяжких телесных повреждений, повлёкших смерть потерпевшего.

Батя выбором следователя был весьма не доволен. Во время первого допроса он заявил, что Курилов тут ни при чём, но следователь это проигнорировал. Тогда Батя обратился к нему в другой раз и настойчиво заверил, что Курилов не виноват в случае с биологом, и даже, если бы и был виноват, то один он такое совершить бы не смог.

Следователю это не понравилось, на его добычу стали покушаться. Он ответил Бате, что Курилов мог это сделать и один, ударив учителя сзади чем-то тяжёлым. Батя не сдавался, заметив, что в заключении судмедэксперта о таком ударе по голове потерпевшего не упоминается. Тогда следователь сказал Бате, чтобы тот не вмешивался, поскольку и в его действиях можно найти предмет административного нарушения: Бате об этом уже говорил начальник учреждения полковник Макаренцев, который вызвал его в тот же день.

Он был очень разгневан, и объявил Бате строгий выговор. На самом деле это действие носило чисто защитный характер. Макаренцев знал, что если Батю придётся снять с занимаемой должности, то другого такого работника на это место он не найдёт. Теперь если кто-то станет настаивать на Батином увольнении, Макаренцев сможет ответить, что уже объявил нарушителю строгий выговор.

Не наказывать же его второй раз. В конце разговора с начальником Батя коснулся и вопроса Толика. Он сказал, что такого честного и неглупого парня, как Курилов, за всё время своей работы не встречал. Неужели ты теряешь квалификацию? Где ты видел честного уголовника? А неглупый бандит хуже глупого. Тогда слово "исправительное" в названии нашего заведения хоть как-то оправдается. Если ты говоришь, что он умный, то он скорее выберет первое.

Я вот что подумываю: Если он и в самом деле такой, каким мне кажется, то попробую всеми правдами и неправдами задержать его у нас на годик, до девятнадцати лет. Тогда как раз полсрока пройдёт и можно подавать просьбу о помиловании. Глядишь, и что-то получится. А этот прокурор хочет сделать парня козлом отпущения.

Тогда ему добавят срок, и мои намерения точно не исполнятся. И парень, того и гляди, обозлится за несправедливое осуждение. Во всяком случае, на моё вмешательство не рассчитывай.

Кто по твоему представлению должен подавать просьбу о помиловании? Нужно посмотреть закон о помиловании, — ответил полковник. Я уже думал, что если мы не имеем на это право, то нужно будет связаться с братом, и он подаст заявление. Мы бы приложили хорошую характеристику. Да если и не брат, то он и сам сможет обратиться с этой просьбой.

На этом их разговор закончился, а через два дня состоялся разговор со следователем, когда тот стал угрожать Бате административной ответственностью. Мне уже объявили строгий выговор. Я буду давать показания! Теперь хочу продолжить, — сказал Батя. Я и тебе продиктую, и пойду твоему начальнику это же напишу, и потом в суде это же заявлю. Курилов не мог совершить это преступление, поскольку был у меня в кабинете.

Он только вышел, так сразу же прибежали меня звать. Он вышел, зашёл в туалет и нашёл там избитого учителя. Я увидел, как он зашёл в дворовой туалет, а буквально сразу за ним во дворе появился физик. В руках у мальчика не было ничего тяжёлого. Даже если он этот предмет взял в туалете, а потом там спрятал, скажем утопил, то всё равно у него не было времени, чтобы нанести столько ударов по телу, которые привели к обнаруженным повреждениям. Если вы будете настаивать, то я найму адвоката, потребую проведения следственного эксперимента и всё равно докажу, что мальчик не виноват.

И сейчас вам говорю не для протокола. Нигде больше я этого не повторю. Вас устраивает такой ответ? Думаю, что вы, скорее всего, никого не найдёте и закроете дело. К этому ещё присоединилось то, что биолог стал поправляться, и интерес к этому делу у прокуратуры пропал.

Бате даже не пришлось идти к прокурору: Батя выпустил Толика из карцера сразу же после того, как ушёл следователь. Была первая половина дня, и подростки находились на уроках. Вы знаете, а мне показалось, что этот следователь меня из своих рук уже не выпустит, и я был уверен, что это кара Божья.

Вы верите в Бога? Да и вы, если хоть чуть-чуть об этом подумаете, тоже поверите. Вся беда только в том, что я живу не так, как живут верующие и ничего не могу с собой поделать. Да и то, что я уже наделал Куда это всё деть? С совестью что делать? Она покоя не даёт. Ты можешь мне сказать, я тебя не выдам, если, конечно, ты в этом раскаиваешься. А я, может, тебе смогу помочь делом или советом.

Ты думаешь, что менты не умеют дружить? Потому, что ты — парень честный, но попал в беду. В конце концов, я никого не выдаю, а если кто-то что-то плохое про меня подумает, то так и будет.

Я же знаю, что никого не предал. И вы тоже знайте, что стукачём вашим никогда не буду. Если из-за этого ко мне подкатываете, то я с вами прекращу всякое общение.

Пусть меня режут, сажают в карцер, бросают в уборную, я буду вас и там ненавидеть. Со стукачами я душевные разговоры не веду, это не в моих правилах. У меня с ними чисто деловые отношения. Хотя, давай лучше к тебе. Твоих соседей пока нет. Жили-были на свете муж и жена. Его звали Виталий, а её Анна. Виталий был школьным учителем математики, а Анна работала инженером в электросетях. Они очень любили друг друга, но было то, что омрачало их счастье: В молодые годы они особо не беспокоились.

Виталий уделял много времени работе, а Анна в свободное время целиком отдавалась дому. Отпуск они брали в одно и то же время и много путешествовали по тогдашнему Советскому Союзу. Когда им уже было за тридцать, они начали задумываться, почему у них нет детей. Задумывались, наверное, и раньше, но не настолько, чтобы это их особо печалило. Сейчас уже стало печалить. Решили пойти к врачу провериться. Приговор оказался суровым и однозначным: Посоветовал напрасно не надеяться и, пока ещё молоды, усыновить какого-нибудь ребёнка.

Только тогда они окончательно осознали, что за беда их постигла. Все их друзья уже к тому времени имели по двое, а то и по трое детей, а им не суждено иметь и одного. Чужого ребёнка пока брать не хотели. Боялись дурной наследственности и того, что не смогут его полюбить по-настоящему. Так прошло ещё лет пять, и отношения у них стали стремительно портиться.

Виталий завёл роман с учительницей английского языка, а Анна, переполненная горем и науськиваемая подругами, решила пойти к гадалке. И даже не к гадалке, а к ворожее, к колдунье, говоря по-другому.

Что вы Алексей Григорьевич улыбаетесь? Не верите, что такие на самом деле есть? Думаете, что все они шарлатанки, обманывающие доверчивых и несчастных женщин?

Нет, они действительно существуют и приносят результаты. Столько зла, сколько они смогли причинить за всю историю человечества невозможно даже себе представить, а вы, хоть и историк, вообще отрицаете их существование.

Так вот, пошла мама Зашла к ней в дом и обнаружила его отсутствие. Расстроилась и со слезами на глазах попросила принять сейчас её без денег, а она завтра принесёт. Тогда ворожея как рассердилась, как стала кричать на неё, обзывать обманщицей. Велела ей сейчас же идти за деньгами и за то, что отняла у неё время, принести денег вдвое больше. Иначе, мол, Анне несдобровать. Испугалась Анна сильно и поспешила домой. А ворожея эта далеко жила от её дома. Хорошо, что у Анны немного денег на дорогу в сумочке завалялось.

Села она в автобус и всю её от горя аж типает. Тогда она вдруг стала молиться, просить Бога, чтобы Он защитил её от этой бабки, чтобы та на неё не злилась, а дождалась, пока она привезёт деньги. Она сидела, глядя в окно, и говорила что-то про себя, а губы тихо шептали: Слышу, что кто-то призывает имя Господне, присматриваюсь и вижу тебя. Значит, ты тоже поверила в Бога? Может, ты и есть мой ответ на молитву. Понимаешь, мне очень нужны сейчас деньги. Не переживай, дома они у меня есть, просто я их забыла.

Ты не можешь мне сейчас одолжить нужную сумму? Таких денег у меня при себе нет, но тут рядом живёт моя сестра. Давай выйдем на следующей остановке и зайдём к ней. Ты по дороге расскажешь, если, конечно, захочешь, что у тебя за беда. Ты правильно делаешь, что во время беды Господа призываешь. Может, Он и впрямь меня к тебе послал в ответ на твою молитву.

Ведь я, Анюта, поверила в Бога. Поверила по-настоящему, а не так, как мы в институте верили, когда свечки в храме перед экзаменом ставили. Но ты расскажи, что у тебя стряслось. Может, я ещё чем смогу помочь.

Тогда Анна, расплакавшись прямо на улице, стала Ленке всё рассказывать: Рассказала и о том, что ходила к ворожее и забыла деньги. Та очень разозлилась, и теперь она боится её проклятий. Нет, дорогая, для этого я тебе денег ни в коем случае не дам! Разве ты не знаешь, что все эти гадалки и экстрасенсы — дьявольские слуги?

Ты думаешь, они тебе счастье вернут? Они у тебя душу заберут прежде всего! Прими Иисуса Христа, доверь Ему свою жизнь, и Он спасёт тебя и от ада, и от всех ворожей, вместе взятых. Ты попросишь Господа и за своего Виталика. Господь сильнее всех сотрудниц. Он силён и Виталика к тебе вернуть, и дать ему покаяние. Они зашли к Лениной подруге, и там пили чай, а хозяин дома с Библией в руках, без особого многословия, рассказал, что все люди являются грешниками, которых ожидает вечное наказание.

Бог не хочет нашей гибели и поэтому послал на землю Своего Сына Иисуса Христа. Он принял наказание за людские грехи и умер на кресте. Однако Он воскрес и вознёсся на небо к Своему Отцу. Теперь любой человек, поверивший в Него и доверивший Ему свою жизнь, получает прощение грехов и вечную жизнь с Богом. Анне стало всё понятно.

Она признала свою собственную греховность и попросила у Бога прощения во имя Иисуса Христа. Тогда она почувствовала невероятный покой в сердце. Так, во всяком случае, она потом рассказывала. Анна уже не боялась ни гадалки, ни того, что Виталий уйдёт к англичанке. Она стала молиться своему новому Господу, прося у Него спасения и для мужа.

Анна стала ходить на христианские собрания и изъявила желание принять крещение. Сообщила об этом мужу. Тот испугался, решив, что его жена попала в какую- то секту.

Пару раз пошёл с ней на собрание и увидел, что ничего там особо страшного нет, но сам принять Христа не захотел. Отношения, правда, у них стали значительно лучше. С англичанкой он порвал и попросил у Анны прощения за свою измену. Анна приняла крещение и постоянно молилась за спасение мужа.

Тот даже стал почитывать Библию, но поверить в Божье Слово не мог. Тогда людям было легко поверить. Они видели чудеса, и им труднее было не поверить, чем поверить.

Чудо быстро забывается, и его легко приписать стечению обстоятельств. Вот если бы у нас, скажем, как у Авраама с Сарой родился сын, то это было бы для меня очевидное чудо. Тогда я бы поверил.

Ты что, ставишь условие Господу? Наверное, это единственное чудо, которое я потом не смог бы объяснить стечением обстоятельств. Я уверена, что Он, сделавший это когда-то для одной моей тёзки, может это сделать и для меня.

Я уже возложила на Господа эту заботу. Они стали на колени и Виталий впервые помолился вслух. Про себя, как он потом рассказывал, он уже молился и раньше. Сейчас Виталий попросил у Бога сына, как помощь его неверию. Потом, правда, он добавил, что если Бог как-то по- другому поможет его неверию, то он тоже будет рад.

Виталий даже в тот миг испугался, что ставит Богу ультиматум. Он тут же попросил у Него прощения, только сделал это про себя. У Анны тогда начались очень тяжёлые дни. Она стала испытывать колоссальное напряжение, отгоняя всевозможные сомнения.

Какой-то голос ей постоянно нашёптывал, что будет нелепая ситуация, когда их молитва окажется пустыми словами. Но она тогда, как никогда крепко цеплялась за Господа своим сердцем и не переставала на Него надеяться. Вы, Алексей Григорьевич, наверное, удивляетесь, что я, будучи неверующим, так ярко описываю её веру.

Это потому, что она впоследствии часто и очень подробно рассказывала нам обо всех своих переживаниях. А они только усилились, когда через какое-то время у неё появились некоторые симптомы беременности. Мужу она ничего не сказала, а просто ждала. Симптомы усиливались, и вместе с тем усиливался голос, нашёптывающий: Ты же хорошо знаешь, что есть так называемая ложная беременность, которая случается через внушение. Все симптомы проявляются, только одного нет — ребёнка.

Ты пойди проверься, и увидишь, что надежды твои пусты. Такие опытные врачи, которые тебя осматривали, не ошибаются в простых вопросах". А они с Виталием не ограничились приговором того первого врача, а за последние пять лет побывали в разных клиниках в разных городах. Все подтверждали диагноз и абсолютную невозможность беременности.

Сейчас Анне самой очень хотелось послушаться этого назойливого голоса и пойти провериться. Она даже как-то собралась это сделать, но прочитала в тот день утром в Библии, как царь Давид послушался этого же голоса и решил провести перепись в своей стране. С ним и с его народом в то время случилась беда.

Тогда Анна опомнилась и решила не проверяться, как бы этот голос её не доставал. Через какое-то время у неё начал увеличиваться живот. Это заметил Виталий, но не решался ни о чём у неё спрашивать, хотя, и раньше у него мелькали отчаянные мысли, которых он очень боялся.

У Виталия сложились какие-то свои отношения с Богом, о которых он пока никому не говорил: Ему было стыдно признаться, что он начал бояться. Его терзал страх, что Бог явится к нему, как Пушкинский Каменный Гость, и скажет: Я пришёл, давай сочтёмся!

Иисус сказал тогда, что самое разумное, что может сделать первый царь, это послать послов и просить о мире на любых условиях. Этот рассказ подействовал на отца Он тогда стал молиться, просить Бога, чтобы принял его на любых условиях, без всяких знамений.

Ему уже достаточно знамений, которые дал Иисус Христос. В ту ночь Виталий и стал христианином. Он разбудил жену, которая уже спала, и с радостью сообщил ей о случившемся. Она была вне себя от счастья, и сказала, что от знамений Виталию уже не отвертеться: Слёзы почти брызнули тогда из его глаз.

Он подумал, что ещё пару часов назад такое известие его могло бы раздавить, потому что он бы воспринял, что Каменный Гость пришёл на его вызов. Но теперь он не испытывал никакого страха, а только неописуемое счастье от чудесной милости Господа. С сильным царём уже заключён вечный мир, и теперь он является не как Каменный Гость, а как Отец. Виталий тоже пришёл в церковь и стал, как и его жена, ревностно служить Богу.

Проверяться Анна так и не ходила до самого последнего момента. Когда приблизилось время родов, она пришла к своему гинекологу, которую когда-то посещала чуть ли не каждый день.

Та её как увидела, сразу спросила, почему она так давно не приходила на осмотр. Потом врач заметила живот Анны и умолкла. Она лучше других знала диагноз, поэтому сразу подумала, что у Анны образовалась огромная опухоль. В первые недели беременности тот зловещий голос и Анне подкидывал подобные мысли, но она и их отметала своей верой.

Когда Анна сказала врачу, что беременна и хочет оформить нужные для родов бумаги, врач подумала, что женщина спятила и рак принимает за беременность. Осмотрев пациентку, она потеряла дар речи, даже внимательно всмотрелась в лицо Анны, уточняя, не перепутала ли её с кем-нибудь.

Потом опять пересмотрела историю болезни и снова вернулась к креслу. Даже искусственное оплодотворение ничего не дало бы.

Куклина сказки и рассказы о животных cd скачать

Смелость и уверенность стали её девизом. Сладости семейного уюта они предпочли назидательную беседу. Я возразил, - переход человека из одного мировоззренческого состояния в другое. Могут пригодиться для чтения книг через специальные приложения для телефонов.

О тихомиров рассказы о природе

Олег Николаевич Тихомиров 16 ноября — 29 сентября — русский советский детский писатель. Писал рассказы о Москве, о природе, очерки о мореплавателях, детские рассказы и повести. После окончания университета работал редактором в книжном издательстве, корреспондентом в газетах. Писал для детских журналов, в частности для Мурзилки. С этим журналом у Тихомирова была давняя дружба. Спасибо, что помогаете нам стать лучше! Ваше сообщение будет рассмотрено нашими специалистами в самое ближайшее время.

На странице представлена биография автора Олег Тихомиров, из которой можно узнать интересные факты из жизни, увлечения, а также дату и место рождения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Олег Тихомиров. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Олег Тихомиров.

Стоит отметить, наиболее популярными книгами автора являются - Зеленое окно, ,. Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Олег Тихомиров. Я читала - будто фильм смотрела!!!!!!!! Надо что то сделать для киношного продвижения вашей книги!!!!!

И еще - что у вас с выпуском книг под псевдонимом Антонина Истомина в Эксмо? Если сделать хорошее подарочное издание когда все будет завершено уже - я бы обязательно купила!!!!!!!! Я хочу иметь Вашу книгу в печатном издании - как классику!!!! Ох - не знаю куда обратится чтобы продвинуть эти идеи!!! Прошу - не останавливайтесь, завершите этот проект для нас - ваших читателей и фанатов?

Добротная фантастика от Данильченко. Книга читается легко и с интересом. Жора — человек искренний, увлеченный, эти качества привлекают к нему ребят. Он заражает их своей Когда тебе 14 лет и к тебе впервые приходит любовь, мир расцветает. Тебя переполняют эмоции, тебе то радостно, то грустно. Ты не знаешь, как вести себя с любимым человеком, не знаешь, будет ли твое чувство взаимным, но ты надеешься, и все вокруг Книга рассчитана на школьников среднего возраста.

По мотивам детской сказочной повести Ингемара Фьёля Швеция. По мотивам известной повести для детей шведского писателя Ингемара Фьёля. Читатели узнают о том, как хитроумный сыщик Иохим Лис распутывает чрезвычайно сложное дело. Сказочная повесть принадлежит перу Олега Тихомирова и предназначена только для взрослых. В острой сатирической форме автор пишет о многих пороках современной Детская проза , О войне.

Аннотация к этой книге отсутствует. Сборник рассказов Олега Тихомирова о дружбе, отваге и взаимовыручке. Созерцатель Алексей Юрьевич Пехов Отличная книга, прочитал на одном дыхании.

Хранилище Евгений Сергеевич Старухин Первая треть книги была откровенно скучна. Сохранить крылья Михаил Александрович Атаманов Очень понравилось, не слишком много крови, без любовных линий с надуманными высшими существами, как у некоторых, сюжет без нелогичных поворотов, но интересен.

Мария Веселая День томный, я, как автор, публиковала историю всего на трех сайтах. Двое Анатолий Скала Так как я автор этой сказки, то хотел бы добавить и иллюстрацию к ней. Айдол-ян [с иллюстрациями] Андрей Геннадьевич Кощиенко Андрей!!!!

Чужая война Олег Викторович Данильченко библиотека-туфта, как и многие другие. Тихомиров Олег Николаевич - 8 книг. Писал рассказы о Москве, о природе, очерки о мореплавателях, детские рассказы и повести. После окончания университета работал редактором в книжном издательстве, корреспондентом в газетах.

Пишет для детских журналов, в частности для Мурзилки. С этим журналом у Тихомирова давняя дружба.

Рисунки к рассказам драгунского денискины рассказы

Иллюстрации к ней выполнены выдающимся отечественным иллюстратором детской книги Лосиным Вениамином Николаевичем, который много раз рисовал "Денискины рассказы". В нашей книге впервые собраны самые лучшие варианты иллюстраций В. Для младшего и среднего школьного возраста. А я на примере племянницы поняла, что они устарели. Теперь врядли буду покупать. При чтении постоянно нужно было объяснять абсурдные с точки зрения современного ребенка вещи.

Например, помчу курица, которую купила мама, синяя. Или зачем авоську вешать на форточку. Она не смогла этого понять Совместные покупки Здесь покупают вещи по их настоящей цене. Барахолка Новые и б. Написать Завести дневник Задать вопрос Каталог сообществ Поиск подруг. Почитать Графики базальной температуры Отзывы о лекарствах Рассчитать срок беременности Календарь беременности Каталог роддомов с отзывами Календарь развития ребенка Он-лайн консультации Полезные статьи.

Но хочется к ней обратиться снова, ведь таким представляли Дениску первые читатели Драгунского. И какой великолепный рисовальщик Виталий Горяев! Каждая иллюстрация - живая, острая, неожиданная. К рассказу "Сражение у Чистой речки": К рассказу "Похититель собак": К рассказу "Кот в сапогах": К рассказу "Он живой и светится Post a new comment Error Anonymous comments are disabled in this journal. We will log you in after post We will log you in after post We will log you in after post We will log you in after post We will log you in after post Anonymously.

Your reply will be screened Your IP address will be recorded.

Карасева стакан рассказ текст

Рассказ стакан вера карасева текст Два господина сидели в небрежно убранной квартире Петербурге, на одной из больших улиц вам понравился этот рассказ? Рассказ стакан вера карасева текст. Про Любочку ее маму но если нарушить. Осколок статья о продуктах питания специях, снижающих уровень глюкозы крови таблица-список.

Кирюшка виктория бутенко домохозяйка имеет медицинского образования, но, излечившись. Ночной хлеб образованный, всемирно известный руководитель джаз-оркестра был покорен красотой авы.

Первый опыт группового с женой что-нибудь такое, компьютеру, он дисплей, выполненный. Рассказ стакан вера карасева текст Вера Евгеньевна Карасева. Персональный сайт пользователя Стакан: Днём и ночью бомбили и обстреливали враги.

Вы заварите вначале на стакан потом смотрите по консистенции. Карасёва появились в конце 80—х - начале 90—х гг. Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии. Разработка стандартов на термины и определения. Ярослав Иванович Кузьминов, ректор Государственного университета Высшей школы экономики.

Что мы можем сделать? Статьи в журнале "Вопросы образования" и Учительской газете. Скриншоты отдельных страниц из указанной статьи. Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Институт стратегии развития образования Российской академии образования". Центр оценки качества образованияЦентр оценки качества образования. Программа международной оценки обучающихся: Мониторинг знаний и умений в новом тысячелетии.

Рассказ о смелом поступке по обществознанию 6 класс

Алексей Захарцев наш собкор в Санкт-Петербурге. Военно-промышленная комиссия ВПК на заседании 19 декабря создаст совет по частно-государственному партнёрству в оборонной сфере, а также обсудит возможность создания советов по направлениям, подобные тем, какие успешно действовали в недавнем прошлом, сообщил вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Екатерина Погонцева наш собкор в Ростове-на-Дону. В Астраханской области приступили к поисково-оценочному бурению на Верблюжьем и Северо-Верблюжьем нефтяных месторождениях.

На начавшейся встрече с доверенными лицами президент РФ заявил, что развитие малой авиации в РФ может проходить с участием иностранных компаний, но при этом это должно делаться на собственной базе и с обязательным расширением локализации производства. Евродепутат от Британии заявил, что присуждение ЕС премии нанесло сокрушительный удар по авторитету Нобелевского комитета.

Она предусмотрена планом предпусковых испытаний. Владислав Ржевский наш собкор в Калининграде. В Калининградской области началась реализация программы, призванной помочь молодым педагогам обзавестись собственным жильём. Верхне-Нарынский каскад всегда будет наполовину российским. Полиция прибыла только через 20 минут. Всё это время Дарнелл пытался утешить рыдающую девушку, говоря, что ей могут оказать любую необходимую помощь. Вскоре к нему подключились ещё 2 человека — мужчина и женщина-психолог.

Наконец, Бартон передал девушку в руки правоохранителей. Когда Дарнелл вернулся в свой автобус, пассажиры встретили его бурными овациями.

Общаясь с журналистами, Бартон отметил, что не считает себя героем. По его словам, он просто сделал то, что должен был. А как бы поступили в такой ситуации вы? Роберт Мор и Род Линдли спасли полуторагодовалую девочку, на которую мчался поезд. Неожиданно они заметили впереди на рельсах какое-то существо. Сначала Роберт подумал, что это щенок, и дал гудок.

Но через несколько секунд Мор и Линдли с ужасом осознали, что это был ребёнок, сидящий прямо на железнодорожном полотне. На не подозревающую об опасности малышку мчался состав весом в тонн. Но махина лишь замедлилась и продолжила двигаться по инерции со скоростью в 15 километров в час. Остановиться вовремя поезд явно не успевал. Тогда Мор вылез из кабины и перебрался на небольшую площадку, расположенную перед локомотивом, намереваясь схватить девочку.

Эмили успела сползти с рельсов в последние мгновения, но по-прежнему оставалась слишком близко. В отчаянии Роберт Мор выставил ногу вперёд и оттолкнул девочку в сторону. Потом ветеран Вьетнамской войны, не дожидаясь остановки поезда, спрыгнул с него и держал малышку на руках, пока не прибыли врачи. В декабре года полицейский из штата Огайо Джонатан Сейтер остановил мчавшийся на высокой скорости автомобиль, за рулём которого находился Отто Коулмэн. Подойдя к водителю, Джонатан почувствовал резкий запах спиртного и попросил Отто выйти.

Выбравшись из машины, Коулмэн неожиданно напал на полицейского, прижал того к автомобилю, начал душить и попытался выхватить его пистолет. Сейтеру оставалось лишь надеяться, что кто-то из проезжающих мимо водителей придёт к нему на помощь. Но никто не останавливался. К счастью, в то время Анджела Пирс и её тётя Лив ехали в гости к родственникам.

Увидев, что полицейский в беде, девушка попросила Лив остановить автомобиль, выбежала из него и начала бить Коулмэна по голове. Когда на место инцидента прибыло подкрепление, офицеры сразу же задержали Анджелу. Но выслушав Джонатана Сейтера, им пришлось отпустить девушку и извиниться перед ней. Тогда Джонатан рассказал, что считает Анджелу ангелом-хранителем, которого послали его умершие родители.

Через несколько дней вся семья Сейтера наведалась в гости к девушке и искренне её поблагодарила. Джон Мейс не побоялся атаковать преступника, устроившего стрельбу в торговом центре. Студент Тихоокеанского университета Джон Мейс стал настоящим героем, когда спас множество жизней в июне года. Тогда вооружённый преступник Аарон Ибарра вошёл в один из торговых центров Сиэтла под названием Otto Miller Hall и открыл огонь по посетителям, убив одного человека и ранив ещё двоих.

Пока Аарон перезаряжал пистолет, Джон Мейс решил обезвредить злоумышленника. В целях самозащиты он всегда носил с собой маленький перцовый баллончик, и тут появилась возможность им воспользоваться.

Джон распылил содержимое баллончика в лицо летнему преступнику и повалил Аарона на землю. На помощь ему подоспели другие посетители, а вскоре на место происшествия прибыли и полицейские.

Джона Мейса провозгласили героем, а новость о его смелом поступке быстро разлетелась в соцсетях. Но парень избегал излишнего внимания и старался не общаться с представителями СМИ. Через полторы недели после этого инцидента Джон всё же получил свою порцию оваций на церемонии, посвящённой окончанию университета.

Директор института также заявил, что в честь Мейса будет учреждена специальная стипендия. Получить её смогут студенты, больше всего отличившиеся в общественной жизни. А вы когда-то совершали подобные поступки? Использование материалов блога разрешено только с указанием активной ссылки на источник.

Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. Реклама в блоге РСС Подписаться. Наши сайты Познавательный блог о самом удивительном и необычном. Для того чтобы вам было легче на слух воспринимать строки В. Почему когда смешно, то не страшно? Как ты думаешь, каково настроение этого стихотворения? Перед вами на столах лежат карандаши и листы бумаги.

Тому, кто не захочет лепить скульптуру страха, следует предложить придумать свой вариант скульптуры по теме данного урока. Во время работы Брюллов тщательно изучил свидетельства современников катастрофы и открытия археологов. Смелый приступ не хуже половина победы. Двух смертей не бывать, одной не миновать.

Либо пан, либо пропал. На всякую беду страху не напасешься. Один со страху помер, другой ожил. В заповедных и дремучих, страшных Муромских лесах Всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх: Воет воем, что твои упокойники, Если есть там соловьи - то разбойники. В заколдованных болотах там кикиморы живут, - Защекочут до икоты и на дно уволокут. Будь ты пеший, будь ты конный - заграбастают, А уж лешие - так по лесу и шастают. А мужик, купец и воин - попадал в дремучий лес, - Кто зачем: По причине пропадали, без причины ли, - Только всех их и видали - словно сгинули.

Из заморского из лесу где и вовсе сущий ад, Где такие злые бесы - чуть друг друга не едят, - Чтоб творить им совместное зло потом, Поделиться приехали опытом. Соловей-разбойник главный им устроил буйный пир, А от них был Змей трехглавый и слуга его - Вампир, - Пили зелье в черепах, ели бульники, Танцевали на гробах, богохульники!

Змей Горыныч взмыл на дерево, ну - раскачивать его: Пусть нам лешие попляшут, попоют! А не то я, матерь вашу, всех сгною! Все взревели, как медведи: Ведьмы мы али не ведьмы, Патриоты али нет?! Налил бельма, ишь ты, клещ, - отоварился! А еще на наших женщин позарился!.. Соловей-разбойник тоже был не только лыком шит, - Гикнул, свистнул, крикнул: Убирайся без боя, уматывай И Вампира с собою прихватывай!

А теперь седые люди помнят прежние дела: Билась нечисть грудью в груди и друг друга извела, - Прекратилося навек безобразие - Ходит в лес человек безбоязненно, И не страшно ничуть! Постоянную боязнь чего-либо называют: Кого можно назвать смелым человеком? А смелость на глазах многих людей проявить бывает иногда легче, чем в одиночку;.

Укажите термин, не связанный с этим понятием. Полезное свойство страха в том, что: Матерью Деймоса и Фобоса была греческая богиня: Чем смелый человек отличается от остальных людей? Верны ли следующие суждения о страхе: А знаменитый полководец А.

Суворов не проиграл ни одного сражения;. Презентация для урока биологии, 7 класс, знакомит с многообразием, образом жизни, значением иглокожих Разработка урока по истории 7 класс по теме "Новый быт Петровской эпохи" Пожар как неконтролируемый процесс горения. Особенности его классификации и отдельных видов. Специфика причин возникновения, приемов и средств ликвидации последствий Разработка урока по истории 8 класс.

Short stories and jokes / короткие рассказы и шутки

Go and buy a tux for the party. At the big party, the crowd was amazed at his performance once again. He bowed at the crowd back and forth and ripped out the whole rear end of his trousers. One lady stepped forward clapping and said, "Sir, you are a great piano player but do you know you have a hairy ass and your balls are hanging out?

Попробуйте и убедитесь сами, что это работает! Обучение английскому языку сотрудников компаний Как же начать говорить по-английски с самого первого урока, и как добиться того, чтобы каждый учебный день приносил ощутимые результаты? Как в корне изменить ситуацию, если ни уроки английского в офисе собственной компании, ни обучение на курсах, ни даже индивидуальные занятия в офисе или дома не позволяют быстро повышать уровень владения английским языком, но превращаются в вялотекущее и малоэффективное занятие.

Посмотрим, как ответили на эти вопросы сотрудники ведущих компаний Деловой английский или английский язык для бизнеса Английский язык для бизнеса - это не только деловой английский язык в контексте рабочих ситуаций.

В первую очередь - это программы обучения, которые востребованы деловыми людьми из-за их высокой эффективности, позволяющей добиваться существенного роста языковых навыков в самые сжатые сроки. Целью данной заметки является показать, какие же именно программы обучения отвечают этим задачам и какие курсы английского языка можно отнести к категории "английский язык для бизнеса" Анекдоты, шутки и смешные истории на английском языке - коллекция лучшего британского и американского юмора - Jokes and funny stories in English.

Новости Специальные предложения Заметки. Учите английский с удовольствием Анекдоты и смешные истории на английском языке хорошо помогают в развитии языковых навыков и просто улучшают настроение. Duck A duck walks into a feed store and asks, "Got any duck feed? Flying First Class On a plane bound for New York the flight attendant approached a blonde sitting in the first class section and requested that she move to coach since she did not have a first class ticket.

Wife Old farmer Johnson was dying. Potatoes Newlywed wife to her husband: Drummer A drummer, sick of all the drummer jokes, decides to change his instrument. Cello A young woman is taking cello lessons.

Oh, yes, I have. It is under the leg of the table, Mummy. У Вас есть моя книга стихотворений? Мне только интересно, где же она Она под ножкой стола, мамочка. Why are you crying, little girl? Because I do not go to school. Почему ты плачешь, девочка? Потому что у моего брата каникулы, а у меня нет! И почему же у тебя нет каникул? Потому что я не хожу в школу. Bessie is a little girl. She is only five.

She does not go to school and, of course, she does not know how to read and to write. But her sister Mary is a schoolgirl. One day Mary sees her little sister at the table with a pen in her hand and some paper in front of her. Ей только пять лет. Она не ходит в школу и, конечно, не знает, как читать и писать. Но её сестра Мэри уже школьница. Однажды Мэри видит, что её сестрёнка сидит за столом с ручкой в руке и бумагой перед собой. Kitty, what is Ada doing?

Well, if the ice is as thick as she thinks it is, she is skating, but if it is as thin as I think, she is swimming. Китти, что делает Ада? Ну, если лёд такой толстый, как она думает, то она катается на коньках, но если лёд такой тонкий, как думаю я, то она плавает. When it is cold, all things shrink and when it is warm, they expand.

Who can give me an example? The days in winter are short and the days in summer are long. Когда холодно, все вещи расширяются, а когда тепло, они сжимаются. Кто может привести пример? Дни зимой короткие, а летом дни длинные. I want some hay, please. For your father, my boy? No, for the horse. Father does not eat hay. Мне нужно немного сена, пожалуйста. Для твоего отца, мой мальчик? Отец не есть сена. Two men , who are in the country for holidays, are walking in an orchard. They see that there are a lot of apples on all trees.

Only on one tree there are no apples at all. A small country boy is sitting near that tree. Do you know why there are no apples on this tree? Двое мужчин , приехавшие в деревню в отпуск, гуляют в саду. Они видят, что на всех деревьях полно яблок. Только на одном дереве нет ни одного яблока. Под тем деревом сидит маленький деревенский мальчишка. Ты знаешь, почему на этом дереве нет яблок? Why is your dog sitting here and watching me eat? Почему Ваша собака сидит здесь и смотрит, как я ем?

Я не знаю, наверное, потому, что Вы едите из тарелки, из которой обычно ест она. Willie is at the party. There are a lot of things on the table. Вилли находится на вечеринке. Уровень совершенства 4 рец. Пособие по древнерусскому языку 1 фото. Новый самоучитель 6 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Короткие рассказы и шутки " , пишите об этом в сообщении об ошибке.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения.

Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию.

Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно. Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях!

1 2 3 4 5