Skip to content
Среда, Май 23, 2018

Профессиональная преступность. прошлое и современность а. и. гуров

У нас вы можете скачать книгу профессиональная преступность. прошлое и современность а. и. гуров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Горбачев отнес борьбу с преступностью к неотложным задачам перестройки. Нам нужно усилить борьбу со всеми негативными явлениями, преступными элементами, с теми, кто на человека, на собственность, личную и государственную, руку поднимает, кто жульничает, мошенничает, тунеядствует.

Надо повести борьбу наступательно и решительно". Необходимость решительной борьбы с преступностью отмечена и в положениях новой редакции Программы КПСС. Реалии жизни сегодня продиктовали необходимость снова вернуться к этой задаче. Но ее решение связано со многими социальными факторами и объективно предполагает всестороннее изучение преступности в динамике. Нужно знать не просто количество преступлений, а те глубинные изменения и процессы, которые в ней происходят.

Нужно знать не просто личность преступника, а криминальную среду с ее категориями, "специалистами", "идеологами", "законами" я традициями. Совершенно очевидно, что рост преступности вряд ли правильно оценивать на сравнительных данных двух лет гг. Создается впечатление, будто он связан с происходящими в обществе обновлениями. Конечно, это далеко не так. Со времени изменения законодательства гг. В целом она приобрела выраженную корыстную направленность. Стала более опасной и ее структура. Например, среди хищений социалистического имущества только с по год в шесть раз увеличились преступления, совершенные в группе, а сумма причиненного материального ущерба возросла в 12 раз.

Аналогичные изменения произошли и в общеуголовной преступности, где все более отчетливый характер принимают организованность и профессионализм преступников. По расчетным данным только в - гг. Это лишь один из фрагментов состояния современной преступности. Если взять рецидивную преступность, то здесь негативные изменения выражены более рельефно. Они указывают на стабильность преступного занятия для определенных категорий ранее судимых. Только с начала х годов число рецидивистов, совершающих однородные преступления, увеличилось в 1,3 раза.

Кроме того, в стране ежегодно задерживалось несколько сотен тысяч бродяг, из которых более двух третей ранее судимы преимущественно за корыстные преступления. Нездоровая обстановка сложилась в местах исправления осужденных. В отдельных НТК наблюдалось неуправляемое положение, что приводило к массовым беспорядкам, неповиновению осужденных, увеличению с их стороны преступлений. Эти и другие изменения в преступности, о которых пойдет речь в данной работе, происходили на фоне возрастающей коррупции, сращивания расхитителей с ворами, вымогателями, разбойниками, грабителями.

В стране стали распространяться нетрадиционные виды преступлений, типичные для буржуазных стран - рэкет, похищение людей с целью выкупа, бизнес на азартных играх и проституции.

В ряде регионов отмечены факты раздела сфер влияния между преступными группировками, организации местных и общесоюзных сходок уголовных элементов, создания ими общих денежных фондов для воспроизводства преступной деятельности и подкупа должностных лиц.

И не случайно в такой обстановке "показателем падения социальных нравов стали рост пьянства, распространение наркомании, увеличение преступности", констатировалось на январском Пленуме ЦК КПСС г.

Таким образом создавались объективные условия для формирования определенной группы категории преступников, имеющих ярко выраженные паразитические установки и антиобщественную "идеологическую" направленность их профессионализации и организованности.

Следствием этого явились реставрация, но уже в измененном виде, группировки "воров в законе", возрождение старых и установление новых преступных традиций и обычаев, расслоение уголовных элементов на различные касты - "авторитетов", "шестерок", "паханов", "обиженных", "опущенных", и т. Только в течение годов органами внутренних дел было выявлено и поставлено на криминалистический учет около 20 тыс. По экспертным же оценкам их, конечно, больше. В последние годы общество столкнулось и с таким опасным явлением, как распространение "бандитствующих" группировок молодежи, основанных во многом на уголовно-воровских традициях.

Можно назвать и еще ряд негативных проявлений современной преступности. Однако ясно и из перечисленного, что мы сегодня вплотную столкнулись с проблемой профессиональной и организованной преступности.

Организовываясь и специализируясь, устойчивые преступники обращают противоправную деятельность в единственный или дополнительный, но значительный источник средств существования. Они создают ядро современной преступности, которое начинает как бы участвовать в перераспределении национального дохода.

Делается это разными способами, порождая проблему нетрудовых доходов и вовлекая в орбиту преступлений все новые и новые кадры. Бороться со всем этим злом возможно лишь на основе реальной оценки происходящего и здесь предстоит ответить на многие вопросы: Это позволит дифференцированно подходить к определению уголовной и исправительно-трудовой политики, организации раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Ведь состояние общей преступности зависит не только от упущений в экономике, идеологии или правоприменительной деятельности.

Оно самым тесным образом связано с феноменом криминального профессионализма, представляющим собой разновидность устойчивой специализированной деятельности. Однако преступная профессия в данном случае рассматривается условно, хотя внешне и отражает основные элементы понятия профессии вообще. Такого рода деятельность имеет свои признаки, механизм возникновения и развития.

Ее нельзя отнести ни к одному виду преступности например, рецидивной, групповой , поскольку она в них может проявляться лишь частично. Криминальный профессионализм создает безотносительно к причинам определенный массив преступлений, совокупность которых и представляет особый вид преступности - профессиональную.

Профессиональная преступность основывается на корыстных преступлениях, определяющих сегодня состояние общей преступности. Поэтому многие их показатели динамика, структура, латентность, раскрываемость в значительной мере зависят от результативности борьбы с профессиональной преступностью. Между тем при определении стратегии и тактики борьбы с преступностью на протяжении десятков лет наличие профессиональной преступности не учитывалось. Этот вид преступности ни в царской России, ни в советский период не являлся предметом самостоятельного исследования.

Начиная с х годов прочно утвердился никем не обоснованный тезис о ликвидации в нашей стране профессиональной преступности. Со временем были забыты даже изначальные понятия "профессиональный преступник", "профессиональная преступность". Отдельные элементы этого явления, связанные с рецидивом, субкультурой, затрагивались в контексте изучения общей преступности.

Интерес к данной проблеме возник лишь в х годах. Не нашла своего четкого отражения эта тема и в зарубежной криминологии. Специалисты западных стран, уделяя больше внимания организованной преступности, показали лишь некоторые признаки профессионально-преступного поведения и определили преступления, где они наиболее ярко проявлялись. Все это, несомненно, создавало определенные трудности в подходе к изучению профессиональной преступности. Поэтому при подготовке данной работы была поставлена задача определить и проанализировать признаки преступно-профессиональной деятельности, через них показать особенности профессиональной преступности применительно к разным социальным условиям и историческим периодам, обосновать специфическую причину воспроизводства этого явления, разработать некоторые меры борьбы с ним.

Однако, опираясь на научный опыт прошлого, на концепции, разработанные советскими криминологами, и данные конкретных исследований, автор не претендует на бесспорность высказанных суждений и отдельных положений работы. Напротив, конструктивная дискуссия позволит многое уточнить и лучше познать "дно" преступности, "вторую" жизнь в обществе, с тем чтобы в условиях его обновления могла, наконец, появиться реальная возможность нейтрализации негативных явлений.

Представляемая книга - многолетний труд, и автор, разумеется, находился не в изолированных условиях. Поэтому считаю себя нравственно обязанным выразить признательность всем, кто и в застойные годы оставался на своих научных и гражданских позициях, оказывая мне методическую и моральную поддержку. Синилов, кандидаты юридических наук В. Якушин и многие другие. После выхода в свет работ Ч. Ломброзо, явившихся по существу началом изучения личности преступника, в ряде стран стали проводиться исследования психологических свойств правонарушителя, в которых ученые пытались найти стержневую причину преступного поведения.

Ответы на эти вопросы требовали диалектического подхода к познанию самого явления — преступности, что в тех исторических условиях осуществить было вряд ли возможно, хотя некоторые попытки предпринимались уже тогда. Несмотря на увлечение биологическими теориями, ученые не могли не обнаружить, что противоправная деятельность виновных по своему характеру и мотивам существенно различалась.

Например, один из сторонников антропологической школы. Имелись и более серьезные обобщенные данные, свидетельствующие о стойкости противоправного занятия, преступном опыте, традициях и жаргоне преступников. Накопленные эмпирические данные обусловили необходимость классификации представителей уголовного мира, выделения в нем наиболее опасного и злостного ядра преступников. Поэтому в году на Гейдельбергском съезде Международного союза криминалистов была принята следующая классификация преступников:.

На съезде также отмечалось, что в течение последних 20 лет данный тип преступника сформировался и соответственно этому достаточно четко обозначился в криминалистической литературе. Видок называл профессиональными преступниками тех, кто систематически совершал кражи, мошенничества и другие преступления против собственности, характеризовался ловкостью и изощренностью в достижении криминальной цели.

Таким образом, если обобщить взгляды ученых и практиков на понятие профессионального преступника, то можно выделить два основных его признака, с помощью которых он отграничивался от иных категорий правонарушителей, указанных в классификации: Против этого термина выступали, например, С. Следует отметить, что существовало еще одно суждение по данному вопросу. Некоторые авторы считали, что преступником-профессионалом можно назвать только того человека, который совершал обман или кражу в сфере какого-либо производства.

Согласно данной концепции, профессионалом мог стать торговец, ремесленник пли иной человек, совершающий преступления, связанные непосредственно с выполняемой им работой, профессией. Тем самым он определил эти преступления как источник средств существования. Так, английский ученый Э. Гавелюк, анализируя теоретические концепции ряда криминалистов, пришел к выводу что профессиональный преступник совершенно обдуманно избирает себе известный метод добывания средств к существованию, поскольку его профессия связана с риском и требует ловкости.

Однако, опираясь на научный опыт прошлого, на концепции, разработанные советскими криминологами, и данные конкретных исследований, автор не претендует на бесспорность высказанных суждений и отдельных положений работы. Напротив, конструктивная дискуссия позволит многое уточнить и лучше познать "дно" преступности, "вторую" жизнь в обществе, с тем чтобы в условиях его обновления могла, наконец, появиться реальная возможность нейтрализации негативных явлений.

Представляемая книга - многолетний труд, и автор, разумеется, находился не в изолированных условиях. Поэтому считаю себя нравственно обязанным выразить признательность всем, кто и в застойные годы оставался на своих научных и гражданских позициях, оказывая мне методическую и моральную поддержку.

Синилов, кандидаты юридических наук В. Якушин и многие другие. После выхода в свет работ Ч. Ломброзо, явившихся по существу началом изучения личности преступника, в ряде стран стали проводиться исследования психологических свойств правонарушителя, в которых ученые пытались найти стержневую причину преступного поведения. Ответы на эти вопросы требовали диалектического подхода к познанию самого явления — преступности, что в тех исторических условиях осуществить было вряд ли возможно, хотя некоторые попытки предпринимались уже тогда.

Несмотря на увлечение биологическими теориями, ученые не могли не обнаружить, что противоправная деятельность виновных по своему характеру и мотивам существенно различалась. Например, один из сторонников антропологической школы. Имелись и более серьезные обобщенные данные, свидетельствующие о стойкости противоправного занятия, преступном опыте, традициях и жаргоне преступников.

Накопленные эмпирические данные обусловили необходимость классификации представителей уголовного мира, выделения в нем наиболее опасного и злостного ядра преступников. Поэтому в году на Гейдельбергском съезде Международного союза криминалистов была принята следующая классификация преступников:. Таким образом, ученые криминалисты конца XIX века выделили особый тип правонарушителя — профессиональный.

На съезде также отмечалось, что в течение последних 20 лет данный тип преступника сформировался и соответственно этому достаточно четко обозначился в криминалистической литературе. Видок называл профессиональными преступниками тех, кто систематически совершал кражи, мошенничества и другие преступления против собственности, характеризовался ловкостью и изощренностью в достижении криминальной цели.

Таким образом, если обобщить взгляды ученых и практиков на понятие профессионального преступника, то можно выделить два основных его признака, с помощью которых он отграничивался от иных категорий правонарушителей, указанных в классификации: Против этого термина выступали, например, С. Следует отметить, что существовало еще одно суждение по данному вопросу. Некоторые авторы считали, что преступником-профессионалом можно назвать только того человека, который совершал обман или кражу в сфере какого-либо производства.

Согласно данной концепции, профессионалом мог стать торговец, ремесленник пли иной человек, совершающий преступления, связанные непосредственно с выполняемой им работой, профессией.

Тем самым он определил эти преступления как источник средств существования. Надо заметить, что подобный стереотип в преступном поведении отдельных категорий преступников был установлен еще сторонниками антропологического направления. Карманные воры, например, по свидетельству Ч. Ломброзо, признавались, что у них возникает острая потребность украсть при одном лишь виде часов или денег, хотя они им в данный момент были не нужны. Ломброзо и его последователи в отличие от М. Анализируя психологические свойства личности профессионального преступника, М.

Геринг пытался дать соответствующую классификацию: Так, английский ученый Э. Гавелюк, анализируя теоретические концепции ряда криминалистов, пришел к выводу что профессиональный преступник совершенно обдуманно избирает себе известный метод добывания средств к существованию, поскольку его профессия связана с риском и требует ловкости.

Эти признаки, по мнению В. Лебедева, важно было учитывать в раскрытии преступлений. Однако в целом какой-либо научной методики или системы изучения личности профессионального преступника у буржуазных ученых конца XIX — начала XX столетий не было. Не ставилась ими и проблема профессиональной преступности как самостоятельного вида преступности. К профессиональной преступности определения которой не давалось они относили отдельные виды имущественных преступлений, совершаемых преступниками-профессионалами.

Судя по всему, ученые исходили из следующего: По образному выражению Р. В литературе описываемого периода нередко можно встретить суждения о проявлении со стороны профессиональных преступников гуманности, сочувствия и даже благородства к обездоленным или своей жертве. Это создавало некий романтический образ уголовника-страдальца. Например, главарь шайки Картуш однажды заплатил долг за честного купца, а также возвращал памятные вещи обворованным жертвам.

Он, говорилось тогда, был идеалом вора и олицетворял парижскую богему XVIII века, подобно тому, как Геркулес во время Древнего Мира воплощал в себе идею победоносной борьбы человека с природой. Подобное проявление гуманности со стороны наиболее злостных преступников нуждается в объяснении, тем более что с родственными суждениями придется встретиться при описании современной профессиональной преступности.

Из тех же литературных источников можно установить следующие причины такого поведения преступников-профессионалов:.

Это, разумеется, не могло не вызывать положительного резонанса у бедных слоев населения;. Требовалось также и моральное оправдание преступного занятия;. Продуманность линии поведения в какой-то мере можно связать с отмечаемым учеными более высоким уровнем интеллекта профессиональных преступников в отличие от обычных. Например, американский врач Мерчиссон, проведя обследование заключенных в двух крупных тюрьмах, вначале пришел к выводу, что преступники вообще гораздо грамотней и развитее своих надзирателей.

Но самыми развитыми, по его мнению, оказались мошенники, за ними — похитители имущества насильственным путем, на третьем месте стояли воры. Рост социальных противоречий в современном капиталистическом мире обусловил, по мнению западных социологов, небывалые размеры преступности.

В США, например, ежегодно регистрируется около 12 млн. Во Франции ежегодно в полицию поступает до тыс. Аналогичное положение отмечается в ФРГ, Италии и других странах.

Массовый характер преступности сопровождается превращением многих видов преступной деятельности в источник наживы и бизнеса. Растет рецидивная преступность как один из показателей тенденции к профессионализации преступности.

В последнее десятилетие в преступности капиталистических стран достаточно ярко определилось самостоятельное направление противоправного бизнеса. Второй по величине проблемой после контрабанды и торговли наркотиками стали преступления, связанные с похищением культурных ценностей. Буржуазные социологи и криминологи пытаются объяснить причины безудержного роста преступности и найти эффективные меры борьбы с ней.

Именно поэтому профессиональная преступность все чаще становится предметом их научных исследований. В криминологии социалистических стран проблема профессиональной преступности затрагивается, как правило, фрагментарно, хотя полностью не отрицается. Правда, авторы не раскрывают этих признаков, а лишь указывают на то, что такие преступники специализируются на карманных кражах, мошенничестве, разбое и других преступлениях, не имея общественно полезного занятия.

Нельзя не отметить, что и в буржуазной криминологии профессиональная преступность не явилась специальным объектом монографических исследований.

Как правило, она рассматривалась при анализе общей преступности или отдельных ее видов. Несколько иное положение наблюдается в исследовании проблем организованной преступности, что видимо, связано с большей ее опасностью и распространенностью. Вместе с тем социологическая и криминологическая литература, другие источники информации позволяют в достаточной мере проанализировать состояние теоретических и практических аспектов преступности в ряде развитых капиталистических стран.

Буржуазные криминологи относят профессиональную преступность в основном к области имущественных преступлений. По мнению другого американского ученого П. Леткемана, к профессиональным преступникам относятся лица, не причастные к организованной преступности, но посвятившие себя совершению таких преступлений, как взлом сейфов, ограбление банков, грабежи, кражи из отелей и мошенничество.

С профессиональной преступностью в значительной мере связывается и преступность рецидивистов. Таким образом, взгляды современных буржуазных криминологов на проблему профессиональной преступности мало чем отличаются от оценок этого явления криминалистами прошлого века. Но в отличие от них современные специалисты больше внимания уделяют механизму образования профессионально-преступного поведения, признакам этого явления и личности преступника. Они, например, полагают, что преступники учатся своему ремеслу, как и все другие специалисты, и человек становится профессиональным вором либо в результате обучения его определенными лицами в определенной микросреде, либо в результате того, что обучается сам с помощью так называемого метода проб и ошибок.

Очевидно, это объясняется распространенностью приемов обучения в преступном мире того времени. Профессионализация такого преступника, по его мнению, начинается с отбора способного новичка для последующего обучения его квалифицированными ворами.

Он учится также и тому, как сбывать краденое, завязывает личные знакомства с другими ворами, а нередко и с юристами, полицией, судебными служащими. Современные криминологи относят связь с полицией и другими должностными лицами к признакам организованной преступности.

Правда, здесь нужно учитывать, что книга Э. Эдвин Пфул писал, что человек, вставший на путь преступлений, со временем сам доходит до известной степени мастерства в избранной им преступной деятельности. Такого же мнения придерживается и социолог Эдвин М.

Он особо подчеркивал, что в теории о преступности следует учитывать процесс обучения преступлениям, поскольку им учатся так же, как и иным формам поведения; различия сводятся лишь к содержанию усваиваемых моделей и не характеризуют сами процессы.

Как видим, при исследовании механизма образования профессионально-преступного поведения буржуазные криминологи больше внимания уделяют его внешней стороне, избегая, как правило, объяснения причин его возникновения. До сих пор мы рассматривали лишь общие положения преступного профессионализма, связанные с его сферой и развитием. Теперь проанализируем позиции буржуазных криминологов относительно признаков, характеризующих саму профессионально-преступную деятельность.

К таким признакам американский криминолог Р. К профессиональным преступникам, у которых наиболее ярко проявляются указанные признаки, Р. Колдуэлл относил в первую очередь мошенников, фальшивомонетчиков и карманных воров.

Другой американский криминолог В. Реклесс, выделяя три вида преступной карьеры — обычную, организованную и профессиональную, характеризует их следующим образом. К обычным преступникам он относит лиц, которые попадают в места лишения свободы за берглэри, хищения имущества, изнасилования, убийства и ряд других тяжких преступлений эти лица постоянно нарушают закон, но не являются профессионалами.

Организованная преступность — это преступность мафии. Профессиональные преступники — это те, кто совершаемые ими преступления против собственности хищения имущества, берглэри, азартные игры, взяточничество делают источником средств существования.

Реклесс смешивал виды преступности с типами личности и их противоправной деятельностью, он довольно четко, судя по тексту, определял основной критерий профессионального преступника.

Наиболее удачная классификация преступников была дана И. В ней учитывались такие оценочные факторы, как преступная карьера, поддержка преступного поведения со стороны группы, соотношение преступных и законопослушных моделей поведения, реакция со стороны общества, а также виды противоправной деятельности.

Аналогичной классификации придерживались М. Они выделяли следующие восемь типов преступников: Из данной ими типологии систем преступного поведения и их критериев особый для нас интерес представляют три вида: По мнению указанных авторов, профессиональная преступность отличается от организованной не только видами преступлений, но и противоправными связями с государственным аппаратом коррупции , принадлежностью лица к группе.

Дифференцировать их по степени преступного дохода также трудно. Вместе с тем авторы достаточно убедительно показывают отличительные признаки профессионального преступника на общем фоне антиобщественной деятельности тех или иных категорий правонарушителей: Причем положение в этой среде достигается совершением преступлений, а преступное поведение предписывается групповыми неформальными нормами. Следует отметить, что, как и ученые XIX — начала XX века, современные буржуазные криминологи не дают определения профессиональной преступности.

На кражу государственного имущества пришлось 3 мин. Счет, как видим, пошел уже на секунды, Этот криминально-временной расчет касается, увы, не какой-то другой страны это было раньше! Вот почему 14 февраля г. Отвечая на них, М.

Горбачев отнес борьбу с преступностью к неотложным задачам перестройки. Нам нужно усилить борьбу со всеми негативными явлениями, преступными элементами, с теми, кто на человека, на собственность, личную и государственную, руку поднимает, кто жульничает, мошенничает, тунеядствует. Надо повести борьбу наступательно и решительно". Необходимость решительной борьбы с преступностью отмечена и в положениях новой редакции Программы КПСС.

Реалии жизни сегодня продиктовали необходимость снова вернуться к этой задаче. Но ее решение связано со многими социальными факторами и объективно предполагает всестороннее изучение преступности в динамике. Нужно знать не просто количество преступлений, а те глубинные изменения и процессы, которые в ней происходят. Нужно знать не просто личность преступника, а криминальную среду с ее категориями, "специалистами", "идеологами", "законами" я традициями.

Совершенно очевидно, что рост преступности вряд ли правильно оценивать на сравнительных данных двух лет гг. Создается впечатление, будто он связан с происходящими в обществе обновлениями. Конечно, это далеко не так. Со времени изменения законодательства гг. В целом она приобрела выраженную корыстную направленность.

Стала более опасной и ее структура. Например, среди хищений социалистического имущества только с по год в шесть раз увеличились преступления, совершенные в группе, а сумма причиненного материального ущерба возросла в 12 раз.

Аналогичные изменения произошли и в общеуголовной преступности, где все более отчетливый характер принимают организованность и профессионализм преступников. По расчетным данным только в - гг.

Это лишь один из фрагментов состояния современной преступности. Если взять рецидивную преступность, то здесь негативные изменения выражены более рельефно. Они указывают на стабильность преступного занятия для определенных категорий ранее судимых. Только с начала х годов число рецидивистов, совершающих однородные преступления, увеличилось в 1,3 раза. Кроме того, в стране ежегодно задерживалось несколько сотен тысяч бродяг, из которых более двух третей ранее судимы преимущественно за корыстные преступления.

Нездоровая обстановка сложилась в местах исправления осужденных. В отдельных НТК наблюдалось неуправляемое положение, что приводило к массовым беспорядкам, неповиновению осужденных, увеличению с их стороны преступлений.

Эти и другие изменения в преступности, о которых пойдет речь в данной работе, происходили на фоне возрастающей коррупции, сращивания расхитителей с ворами, вымогателями, разбойниками, грабителями. В стране стали распространяться нетрадиционные виды преступлений, типичные для буржуазных стран - рэкет, похищение людей с целью выкупа, бизнес на азартных играх и проституции.

В ряде регионов отмечены факты раздела сфер влияния между преступными группировками, организации местных и общесоюзных сходок уголовных элементов, создания ими общих денежных фондов для воспроизводства преступной деятельности и подкупа должностных лиц.

И не случайно в такой обстановке "показателем падения социальных нравов стали рост пьянства, распространение наркомании, увеличение преступности", констатировалось на январском Пленуме ЦК КПСС г.

Таким образом создавались объективные условия для формирования определенной группы категории преступников, имеющих ярко выраженные паразитические установки и антиобщественную "идеологическую" направленность их профессионализации и организованности. Следствием этого явились реставрация, но уже в измененном виде, группировки "воров в законе", возрождение старых и установление новых преступных традиций и обычаев, расслоение уголовных элементов на различные касты - "авторитетов", "шестерок", "паханов", "обиженных", "опущенных", и т.