Skip to content
Среда, Май 23, 2018

Золото синей орды

У нас вы можете скачать книгу золото синей орды в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сопоставим теперь эти три постоянно упоминаемые в документах центра — Сараи — с делением русского государства XIV—XVI веков на следующие три больших царства. Оно же — Сибирь.

Оно же — Владимиро-Суздальская Русь. Ее города-Сараи располагались особенно густо на Волге и в Поволжье. В конце концов, эти три Руси объединились под властью Ордынской Волжской династии в одно государство.

Только после этого объединения московские великие князья стали именоваться Государями Всея Руси. Ее столицей русские источники чаще называют Чернигов или же Новгород Северский [], с. Сегодняшняя Белоруссия составляет лишь западную часть этого средневекового государства, а поздняя католическая Литва — это часть старой Белой Руси. Граница между Великой Русью и Малой Русью проходила, по-видимому, примерно там же, где и сегодня, между Россией и Украиной Малороссией.

То есть Москва относилась к Белой Руси. Не исключено, что эта граница до сих пор сохранилась в виде существующей сегодня границы окающего и акающего говоров русского языка. Этот улус назывался Ак Белой Ордой. Шейбани унаследовал приаральские степи, междуречье Яика, низовья Сырдарьи. Его владения называли Кок Синей Ордой. Тем не менее заметим, что скудные и противоречивые исторические сведения нередко трактуются учеными противоположным образом. Поэтому некоторые исследователи полагают, что улус Орды-Еджена назывался Синяя Орда, в то время как Шейбани правил Белой.

Так или иначе, но владения последнего в XIV веке были присоединены к землям старшего брата. С этого момента новое государство, называемое Ак Ордой, занимало почти всю территорию современного Казахстана. Как известно, средневековая Русь неоднократно подвергалась золотоордынским нашествиям. В летописях того периода остались упоминания как о самих набегах, так и о соседних государствах.

В частности, в них неоднократно встречается название Синяя Орда. Источником, из которого летописцы черпали сведения, были рассказы русских послов, побывавших в Сарае — столице Золотой Орды. Сообщенная ими информация, включая смутные географические данные, скрупулезно заносилась в хроники. Примечателен тот факт, что термин Белая Орда, в отличие от Синей, не встречается в средневековых летописных сводах. Возможно, по той причине, что ее территория в то время не граничила с русскими княжествами.

Тенденция к независимости у старшего Еджена и его потомков проявилась почти сразу. Здесь была создана собственная налоговая система, штат писарей, налажена почтовая связь, принимались иностранные посольства, чеканились монеты.

Однако полную независимость от центральной власти улус Еджена получил только после распада Золотой Орды. Ее населяли тюркоязычные племена и ассимилированные потомки монголов. Государственным языком стал кыпчакско-казахский. Сыгнаке, находилась ханская ставка и базировалась армия. В целом можно выделить три периода в истории Белой Орды. Первый охватывает годы с по , то есть с момента ее основания и до того времени, когда местные правители оставались в подчинении у золотоордынских ханов. Второй период самый длительный - с по гг.

На протяжении этого времени Белая Орда стремилась получить независимость, вмешиваясь в междоусобные распри центральной власти. В конце концов это ей удалось при Урус-хане, окончательно отделившем свои владения от Золотой Орды. Заключительный, третий период гг. Разорение и внутренние усобицы ослабили правящую династию, приведя государство к неминуемому краху. Высшую власть в государстве представлял хан — потомок Орды Еджена, внука Чингисхана.

Он опирался на крупную кочевую знать — вождей племен и родов. Следующую социальную ступень занимали эмиры, беки, баи, бахадуры и др. После эпидемии для них сложились самые благоприятные условия, ибо все - князь, бояре, митрополит - в час разорения нуждались не в лодырях и слюнтяях, а в людях толковых и духом не падавших.

И потому, несмотря на чуму, период царствования Джанибека был крайне благоприятным временем для Москвы. В немалой степени этому способствовало и то обстоятельство, что сам митрополит Алексей сумел установить доверительные отношения с Джанибеком и его старшей женой - Тайдулой.

Тайдула, "первая дама" ханского двора, была женщина редкой красоты и выдающегося ума. Однако ее постигло несчастье - тяжелая глазная болезнь по всей видимости, трахома. У ложа царицы побывали знаменитые персидские и арабские врачи, степные шаманы, но тщетно: И лишь Алексей, посетивший Тайдулу в Орде, смог помочь жене хана.

Тайдула, женщина благородная, не забыла услуги и всегда оставалась верным другом московской митрополии, а тем самым и Московского княжества. Один из его многочисленных детей - Бердибек - стал отцеубийцей, захватил трон и казнил всех своих братьев, дабы упрочить свои права на престол. Но изверга-отцеубийцу никто не собирался поддерживать, и вскоре Бердибек был убит. После этого объявился целый ряд самозванцев.

Кульпа, Навруз и другие называли себя уцелевшими детьми Джанибека. Все они претендовали на престол, а их истинным происхождением никто не интересовался. В результате стабильность в Орде была утрачена - за десять лет сменилось несколько десятков ханов, большинство из которых были чисто номинальными политическими фигурами. Русские летописцы очень точно назвали происходившее в Орде "Великой замятней".

Используя нужду очередного хана в русском серебре, он сумел в обмен на финансовую поддержку получить ханскую грамоту, удостоверяющую, что великое княжение является наследственным правом московских князей из династии Ивана Калиты. Ей на смену пришел абсолютно новый принцип наследственной, династической монархии. Хан Синей Орды Хызр привел свои сибирские полки и захватил все Поволжье. Хызра наши летописцы тоже называли добрым, кротким и человеколюбивым.

За свое короткое правление он сумел провести только одно мероприятие - поручить русским князьям переловить новгородских ушкуйников, которые свирепствовали на Волге и Каме, и казнить их, что князья с удовольствием и проделали, ведь разбойники-ушкуйники ни в ком не вызывали ни малейшей симпатии.